На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

"Великий уфимец". Статья Александра Филиппова о Михаиле Нестерове, продолжение

   
» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвертая
» Пятая
» Шестая
Осенний пейзаж   
Один из башкирских художников более молодого поколения Файзрахман Исмагилов выразил свое отношение к творчеству Нестерова так:
«Для меня нестеровские творения кажутся недосягаемой высотой. Картины его захватывают целиком и полностью воображение, они дышат величием, покоряют высотой мысли.
Работая над новыми картинами, отойду от мольберта, пригляжусь, подумаю: а как бы увидел он эту же, рисуемую моим воображением картину? Так, как я, или совершенно по-другому? Одобрил бы или нет? Становится страшно, что за спиной стоит великий земляк, пристально наблюдает... Как бы оценивает тебя, твою работу. И ощущение" это придает сил...»
Не так давно в пригороде Браззавиля, в Конго, я побывал в знаменитой на всю Африку и известной в мире школе молодых художников со странным названием «Пото-Пото». Вдоль выставленных для продажи картин, ярких и необычных, водил меня популярный и за пределами Конго негритянский художник Зигама. Несколько его эскизов я купил тогда, и сейчас они висят в моем рабочем кабинете. Они бесхитростны, эти картины, написанные акварелью на ватманской бумаге. В них нет терпеливого и мучительного поиска всевозможных оттенков красок и полутонов. Они написаны и не в манере примитивистов, и не в суровой требовательности реализма: несколько четких красок, например, черной с голубой и красной, и все на этом. Но в самой простоте есть нечто своеобразное, неповторимое, какое-то дыхание жгучей Африки.
Я спросил тогда у художника, какое из направлений в живописи ему ближе по духу: импрессионизм, абстракция или же сюрреализм? Совсем неожиданно для себя я вдруг услышал в ответ:
- Нет, - сказал Зигама, - главное - это реализм! Художник обязан передать правду о своем народе.
Невольно я удивился, ибо африканская живопись на первый взгляд далека от реальной действительности. Это, скорее, символика, нежели реально отображенный мир. На мой взгляд, сейчас так пишут примитивисты. Внимательнее вглядевшись в картины и рисунки, исполненные представителями школы «Пото-Пото», я понял смысл сказанного африканским художником: только внешняя видимость рисунка и линий носят характер символа, глубинный же смысл этих картин вполне реален, он отображает жизнь, думы и стремления народа.
Лучшие полотна Нестерова, выполненные по всем требованиям классических норм, внешне несут в себе некую мистическую символику. Тем не менее, они остаются проникновенно реальными.
Многие искусствоведы объясняют отход Нестерова к религиозным исканиям тем фактом, что якобы после поражения России в русско-японской войне и революции 1905-1907 гг. в стране наступил реакционный период подавления всего прогрессивного, живого, мыслящего. Это, мол, вынудило художника отойти от реальности, углубиться в мистику.
Действительно, как справедливо отмечает в предисловии к «Воспоминаниям» М.В.Нестерова издания 1985 года А.А.Русакова, в результате всех этих событий художник пережил глубокий духовный кризис, общественные потрясения подействовали на него с необычайной силой. Достаточно вспомнить в связи с этим признание самого художника, сделанное им в «Воспоминаниях», о том, с каким горьким чувством встретил он, будучи за границей, известие о падении Порт-Артура.
Однако нельзя согласиться с утверждением, что в этот период М.В.Нестеровым овладели «пессимистические взгляды на мир, вера в то, что единственное спасение России и русского народа - в религии, в поисках бога». Дело здесь гораздо сложнее.
В одной из своих статей - «Эскиз» - художник мельком говорит об этой стороне своего творчества, относя себя к «бессознательно носящему особые задания религиозных исканий».
Думается, именно поиск привел Нестерова к углубленной символике, за которой ясно видится живая душа человека. И вряд ли знающие творчество художника будут настаивать на каком-то уходе его от реализма, потому что многие картины на религиозные темы были или задуманы, или уже осуществлены им задолго до первой русской революции 1905 года. Та же картина «Святая Русь» к этому времени была завершена Нестеровым. В подтверждение ранее высказанного, что религиозная символика художника - это, прежде всего поиск народом святости, светлости, добра и счастья, можно остановиться хотя бы на одной из его картин - «Душа народа» («На Руси»), работать над которой он начал вплотную в 1914 году. А идея создания ее зародилась давно, еще в 1907 году. Подспудно работа продолжалась долго. Для нее было сделано множество подготовительных этюдов, эскизов, набросков, выполненных прекрасно по своему художественному воплощению. Объемные по форме, они - эти заготовки - представляются сейчас чуть ли не как самостоятельные произведения. Живописные рисунки русских женщин, мужиков, детей удивляют жизненной правдой, точной детализацией вплоть до самых-самых, казалось бы, мелочей.
Картину эту Нестеров закончил в 1916 году. Она вызвала бурные и разнообразные споры во всех кругах тогдашнего московского общества.
Нестеров изобразил на полотне конкретное место берега Волги, к которому медленно движется большая разноликая людская толпа. Это - русский народ всех времен и сословий. Здесь изображены царственная особа и рядовой солдат, мужики и бабы, монахи и монашенки, юродивый и девушка, среди них рельефно выписаны знакомые всему миру лица: Лев Николаевич Толстой и Федор Михайлович Достоевский. А впереди всех легко, будто бы по воздуху, ступает мальчик в крестьянской одежде. Он далеко оторвался ото всей остальной толпы, словно торопится обогнать всех, прибежать первым туда, куда влечет вечно ищущую душу. В одной его руке берестяной туесок, другая - плотно прижата к груди.
Совсем не случайно художник долго не мог остановиться на выборе названия этого грандиозного полотна. Первоначально он назвал ее «Христиане», затем - «Верующие», а глубинный смысл картины заключался вот в чем: одним из названий было и такое - «Алчущие правды». Вот тема не только этой картины, но и многих, многих других его полотен. По словам самого Нестерова, основная ее мысль соответствует евангельскому тексту: «Блаженны алчущие и жаждущие правды, яко тки насытятся». В одном месте в «Воспоминаниях», говоря о журнале «Новый путь», художник глубоко раскрывает себя. Одной фразой сказано чрезвычайно многое: «...тогда группа интересных писателей, казалось, найдет новый путь к познанию России, россиян, их скрытых дум, заветных чувств, мыслей. Откроет тайну, давно утерянную, как любить божеское и человеческое».


продолжение »

Из воспоминаний Нестерова: "И мы инстинктом поняли, что можно ждать, чего желать и что получить от Перова, и за малым исключением мирились с этим, питаясь обильно лучшими дарами своего учителя... И он дары эти буквально расточал нам, отдавал нам свою великую душу, свой огромный житейский опыт наблюдателя жизни, ее горечей, страстей и уродливостей. Все, кто знал Перова, не могли быть к нему безразличными. Его надо было любить или не любить. И я его полюбил страстной, хотя и мучительной любовью... Перов вообще умел влиять на учеников. Все средства, им обычно употребляемые, были жизненны, действовали неотразимо, запечатлевались надолго. При нем ни натурщик, ни мы почти никогда не чувствовали усталости. Не тем, так другим он умел держать нас в повышенном настроении."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100