На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко
   
» Глава I - 2
» Глава II - 2 - 3 - 4
» Глава III - 2 - 3
» Глава IV - 2
» Глава V - 2
» Глава VI - 2 - 3
» Глава VII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава VIII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава IX - 2 - 3 - 4
» Глава X - 2
» Глава XI - 2 - 3 - 4
» Глава XII - 2 - 3
» Глава XIII
» Глава XIV - 2 - 3 - 4
» Глава XV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава XVI - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» Глава XVII - 2 - 3 - 4
» Глава XVIII - 2
» Глава XIX - 2
» Глава XX - 2 - 3 - 4
» Глава XXI - 2 - 3
» Глава XXII - 2 - 3 - 4 - 5
» Глава XXIII - 2 - 3 - 4
» Глава XXIV - 2 - 3
» Глава XXV - 2 - 2 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8
» Глава XXVI - 2 - 3 - 4
Нестеров   

Ирина Никонова о Михаиле Нестерове

Глава двадцать шестая

Дурылин вспоминал, что Нестерову было нелегко признаваться и себе и близким в усталости, в упадке сил. Уезжая из Болшева, где обычно жили Дурылины, он говорил: «Умирать пора, а вот с природой жалко расставаться. Умирать буду - и все природу вспоминать. Не расставался бы с ней!» Но Нестеров был по-прежнему полон интереса и к людям. Его посетила Надежда Андреевна Обухова. Замечательная, яркая певица понравилась художнику, и он уже сообщал Ф.С.Булгакову в начале октября 1942 года, что «расфантазировался, вздумал написать портрет с Обуховой». Но в том же письме он говорил о предстоящей ему операции, о том, что она неизбежна и будет буквально на днях. Операцию решено было делать в Боткинской больнице у профессора А.П.Фрумкина, 14-15 октября. Перед отъездом в больницу для Нестерова пела Н.А.Обухова, пела она на квартире К.Н.Игумнова, жившего в том же доме, что и Нестеров. Художник был восхищен чудесным голосом, обаянием пения Обуховой. Сожалел, что раньше не был с ней знаком, иначе бы непременно написал с нее портрет. Говорил, что если операция окажется благополучной, он будет просить Обухову позировать. Под впечатлением благодарного чувства он в тот же вечер стал делать акварель, которую закончил на следующее утро и просил передать певице. Это был привычный нестеровский мотив - одинокая женская фигура среди безмолвного пейзажа.

Последний свой день перед больницей Нестеров провел внешне спокойно, в большом кругу людей. Было 11 октября - воскресенье, а 12-го он уехал в Боткинскую. 15-го утром, в тот день, когда была назначена операция, видимо, очень беспокоившая его, у Нестерова случился инсульт. Придя в сознание, он просил позвать Е.П.Разумову, в целительные силы которой глубоко верил долгие годы. Елена Павловна вспоминала, что, когда она пришла к Нестерову, ей стало ясно, что это конец. Правда, был момент, когда больной вдруг поверил, что поправится. Но потом наступила агония. Нервная система не выдержала ожидания операции, которой художник так страшился последние годы. Наступила сердечная слабость, потом паралич сердца. Умер он в ночь с 17 на 18 октября 1942 года. Екатерина Петровна была все время с ним рядом. Он умер у нее на руках. Гражданская панихида состоялась в залах Третьяковской галереи, основатель которой первым признал в Нестерове художника. Стены были пустыми, но проститься с Нестеровым пришло множество людей. Похоронили его на Ново-Девичьем кладбище, поблизости от могилы Левитана.

Творческая судьба Михаила Васильевича Нестерова кажется не только незаурядной, но порой исключительной. Художник прошел многие этапы в развитии отечественного искусства, и в каждый из них он внес свое собственное слово. Его жизнь оказалась связанной с огромными историческими событиями в жизни его страны, его народа. И Нестеров умел не только понять все их значение, но и найти художественную форму их выражения. Главным для него всегда было познание природы и человека. Он умел понять, казалось бы, скрытую структуру жизни, он желал проникнуть и проникал подчас в человеческое сердце и изображал эту жизнь сердца. В предисловии к своей книге «Давние дни» Нестеров писал в 1940 году: «Я избегал изображать так называемые сильные страсти, предпочитая им наш тихий пейзаж, человека, живущего внутренней жизнью. И в портретах моих, написанных в последние годы, влекли меня к себе те люди, путь которых был отражением мыслей, чувств, деяний их». Этот интерес к внутренней стороне жизни был для Нестерова главным. Поиски этического идеала в религиозной вере, в уходе от суеты жизни в мир внутреннего самоуспокоения среди безмолвной красоты природы сменились утверждением красоты человеческих деяний, творчества, красоты активной мысли, активного разума, активной, открытой людям душевной силы.
Октябрьская революция изменила течение общественной жизни России. И Нестеров глубоко и серьезно, со всей силой присущего ему дарования крупного мастера сумел отразить в своем искусстве кардинальные перемены в жизни своей страны, своего народа. Он нашел совсем иные краски, чтобы раскрыть мир человека новой эпохи, глубоко противоположный призрачному миру тихой обители его дореволюционных героев. И в утверждении эстетического идеала человеческого созидания, творческой активности яркой и целеустремленной личности он был подлинным новатором.
Путь Нестерова - свидетельство неувядаемости человеческого .духа, его вечного стремления к развитию.


в начало »

"Что за вздор, когда говорили, что Нестеров какой-то тип блаженного, поющего псалмы и т. д. - Это господин весьма прилично, но просто одетый, с весьма странной, уродливо странной головой... и хитрыми, умными, светлыми глазами. Бородка желтая, хорошо обстриженная. Не то купец, не то фокусник, не то ученый, не то монах; менее всего монах. - Запад знает не особенно подробно - но, что знает, знает хорошо, глубоко и крайне независимо. Хорошо изучил по русским и иностранным памятникам свое дело, т. е. византийскую богомазы - Речь тихая, но уверенная, почти до дерзости уверенная и непоколебимая. - Говорит мало, но метко, иногда зло; - иногда очень широко и глубоко обхватывает предмет. - За чаем мы начали передавать кое-какие художественные сплетни: он переполошился: "Что ж, господа, соберется русский человек - и сейчас пойдут пересуды!" Что не помешало ему вскоре присоединиться к пересудам и даже превзойти всех злобностью и меткостью. - Говоря о древних памятниках России, очень и очень искренне умилился, пришел в восторг, развернулся. - Я думаю, это человек, во-первых, чрезвычайно умный, хотя и не особенно образованный. Философия его деическая и, может, даже христианская, но с червем сомнения, подтачивающим ее. Не знакомство ли слишком близкое с духовенством расшатало ему веру? Или он сам слишком много "думал" о Боге? А это в наше время опасно для веры! Он ничего не говорил об этом всем - но кое-какие слова, в связи с впечатлением, произведенным на меня его картиной, нарисовали как-то нечаянно для меня самого такой портрет его во мне. Он борется - с чем? не знаю! быть может, он вдобавок и честолюбив. - В Мюнхен послать не захотел: "Что ж, мы будем там закуской, лишней пряностью! Там посмотрят на нас как на диковинку, а теперь только давай диковинки! Нет, я лучше пошлю свои вещи в Нижний, мне интересней, чтоб меня знали мои же!" - "Да ведь Вас никто не понимает, не оценивает! напротив того, я слышу смех и издевательство", - говорю я. "Эка беда, как будто бы успех в публике для художника - не срам скорее? Мне довольно, чтоб меня поняли три, четыре человека - а понять истинно и совершенно мои вещи может только русский ..." (Бенуа А.Н.)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100