На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко
   
» Глава I - 2
» Глава II - 2 - 3 - 4
» Глава III - 2 - 3
» Глава IV - 2
» Глава V - 2
» Глава VI - 2 - 3
» Глава VII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава VIII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава IX - 2 - 3 - 4
» Глава X - 2
» Глава XI - 2 - 3 - 4
» Глава XII - 2 - 3
» Глава XIII
» Глава XIV - 2 - 3 - 4
» Глава XV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава XVI - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» Глава XVII - 2 - 3 - 4
» Глава XVIII - 2
» Глава XIX - 2
» Глава XX - 2 - 3 - 4
» Глава XXI - 2 - 3
» Глава XXII - 2 - 3 - 4 - 5
» Глава XXIII - 2 - 3 - 4
» Глава XXIV - 2 - 3
» Глава XXV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8
» Глава XXVI - 2 - 3 - 4
Нестеров   

Ирина Никонова о Михаиле Нестерове

Глава двадцать третья

В 1890 году, когда Нестеров впервые встретился с Чертковым в доме у Н.А.Ярошенко, в Кисловодске, он написал с него этюд, потом он переписывался с ним, встречался в Ясной Поляне. Уже в советские годы Чертков посылал Нестерову книги. Не испытывая симпатии к этому человеку, считая даже, что Чертков ответствен за отход Л.Н. Толстого от художественного творчества в область моральных и религиозных исканий, Нестеров тем не менее ценил огромную силу воли и целеустремленность личности Черткова. История создания портрета Черткова, весьма интересная и характерная для Нестерова, рассказана в книге Дурылина. В 1934 году к художнику обратились с просьбой написать портрет Черткова, которому в то время исполнилось восемьдесят лет. А.П.Сергеенко, личный секретарь Черткова, явился к Нестерову с фотографией, где, по словам самого Сергеенко, Чертков был «похож на старообрядческого архиерея; большая голова, седая борода, истово читает книгу. Благообразное лицо». Нестеров к фотографии отнесся критически и сначала отказался писать портрет, но затем дал согласие.

В январе 1935 года состоялась поездка к Черткову. Был сделан первый карандашный эскиз, не удовлетворивший художника, и Сергеенко уже думал, что портрета не будет. Потом был сделан второй эскиз, крайне огорчивший Нестерова. Сергеенко вспоминал, что вид у него был сконфуженный, как у не выдержавшего экзамен. Но Нестеров все-таки приступил к портрету. Писал он Черткова у него дома, в Лефортове. По словам Сергеенко, Нестеров сам выбрал кресло, обитое материей в серую и зеленую полосу, бархатную коричневую куртку, усадил Черткова в нужной ему позе. Во время сеансов близкие Черткова, да и он сам, высказывали желание видеть на портрете благообразного, просветленного старца. Художнику говорили, что «возраст и внутренняя работа над собой изменили характер Черткова. Он сознавал в себе недостаток - властность и поборол его». «А я, - с резким ударением на «я» отвечал Нестеров, - понимаю Черткова так». «Мы сказали ему,- вспоминает Сергеенко, - ...это у вас Иоанн Грозный. А он: «А он такой и есть. Силища». «Когда стало обнаруживаться жесткое выражение на портрете, Черткова это стало смущать. Он попросил принести фотографии и показывал их Нестерову, желая убедить его, что на них он похож больше, чем на портрете». По словам Сергеенко, Нестеров на последнем сеансе чрезвычайно удлинил кресло и вместе с тем удлинил руку Черткова. «Я спросил - почему это? Михаил Васильевич ответил: «А так это нужно».- «У Владимира Григорьевича серые глаза. А они написаны синими. Отчего это?» Ответ Нестерова был: «А я их вижу синими». Чертков был явно не удовлетворен портретом и после окончания работы просил написать на его лице слезу. Нестеров отвечал:
- Я не видел у вас никакой слезы, видел только, как вы плакали при чтении «Ивана Ильича». Но это другое дело. А чего не видел, того я не могу написать.
После приобретения работы Третьяковской галереей к Нестерову обратился Сергеенко с той же просьбой - написать на портрете слезу. Тот ответил отказом, тогда Сергеенко попросил написать копию со слезой.
- И этого не могу: что написал, то написал,- был ответ Нестерова.
Сергеенко говорит: «Это - идейный портрет. Неточный». История создания портрета Черткова очень характерна для творчества Нестерова вообще, а для этой поры в особенности. Художника увлекала мысль написать сильного, властного, быть может, неприятного человека. И он увидел в старике, почти разбитом параличом, черты властной силы и непреклонность желаний.

Поза Черткова, его старчески мутный взгляд, обращенный к зрителю, полны величавой строгости и надменности. По образу этот портрет близок к портрету Васнецова, но в нем нет биографической характеристики модели, нет изображения интерьера. Зеленовато-синий фон, глубокое кресло, затянутое материей с ровными и однообразными желтовато-серыми и зелеными полосами, как бы подчеркивают размеренную правильность, методичность характера человека. Нестеров прибегает здесь к конкретным характерным деталям, одной из которых является правая рука Черткова с очень удлиненными пальцами, с отставленным далеко мизинцем, напоминающая руки в портрете архиепископа. В своей книге «Встречи с художниками» личный секретарь Л.Н.Толстого, В.Ф.Булгаков, писал: «Я признаю все заслуги В.Г.Черткова как друга и помощника Л.Н.Толстого, как издателя и как общественного деятеля, но, приходя в Третьяковскую галерею, невольно с внутренним трепетом и скрытым ужасом вглядываюсь теперь в недобро затихшее, страшное второе лицо старика деспота на портрете работы Нестерова, в это лицо с ястребиным носом, с тупым, упрямым лбом и с бездонной, глухой и темной пропастью в глазах... Вглядываюсь также в эти страшные руки с длинными, костлявыми пальцами, кажется, недвусмысленно угрожающими всякому, кто только попробует встать на пути этого современного воплощения «старообрядческого архиерея».


далее »

"Природа души моей была отзывчива на все явления человеческой жизни, но лишь искусство было и есть моим единственным призванием. Вне его я себя не мыслю. Творчество много раз спасало меня от ошибок... Я избегал изображать сильные страсти, предпочитая им скромный пейзаж, человека, живущего внутренней духовной жизнью в объятиях нашей матушки-природы. И в портретах моих, написанных в последние годы, меня влекли к себе те люди, благородная жизнь которых была отражением мыслей, чувств, деяний их..." (М.В.Нестеров)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100