На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко
   
» Глава I - 2
» Глава II - 2 - 3 - 4
» Глава III - 2 - 3
» Глава IV - 2
» Глава V - 2
» Глава VI - 2 - 3
» Глава VII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава VIII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава IX - 2 - 3 - 4
» Глава X - 2
» Глава XI - 2 - 3 - 4
» Глава XII - 2 - 3
» Глава XIII
» Глава XIV - 2 - 3 - 4
» Глава XV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава XVI - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» Глава XVII - 2 - 3 - 4
» Глава XVIII - 2
» Глава XIX - 2
» Глава XX - 2 - 3 - 4
» Глава XXI - 2 - 3
» Глава XXII - 2 - 3 - 4 - 5
» Глава XXIII - 2 - 3 - 4
» Глава XXIV - 2 - 3
» Глава XXV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8
» Глава XXVI - 2 - 3 - 4
Нестеров   

Ирина Никонова о Михаиле Нестерове

Глава третья

Иллюстрации близки произведениям В.Г.Шварца - прекрасного художника, еще в 60-х годах возродившего в русской живописи интерес к отечественной истории. Дух спокойного, мягкого повествования - отличительная черта этих работ. Увлечение Шварцем, обращение к его принципам решения исторической картины было характерно для того времени. А.Ростиславов в своей монографии о А.П.Рябушкине писал, что ученики тогдашней Академии художеств (речь идет о периоде 1885-1888 годов) находились под сильным влиянием Шварца, знаменитые альбомы которого были для них настольной книгой. Многие сцены, такие, как «Постройка Потешного городка (Презбурга) в селе Преображенском», «Измайловский ботик на реке Яузе», «Постройка судов» изображались Нестеровым на фоне пейзажа. В них художник стремился передать общее настроение, общий дух происходящего. Движения людей спокойны и неторопливы, так же как спокойна и тиха природа, их окружающая. Произведения того времени весьма разнообразны. Нестеров работает над сказочной тематикой - «Царевна» («Искра»), над бытовым жанром - «Старый да малый», пишет две картины, посвященные памяти скончавшейся жены, - «Христову невесту» и «Смертный час». Картина «Христова невеста», написанная по мотивам жизни керженского старообрядчества, была новой для живописи того времени как по сюжету, так и по своему образному решению. На сравнительно небольшом полотне среди безлюдного пейзажа изображена девушка, полная глубокой задумчивости и сдержанной скорби.

«Христова невеста» отражала мысли и чувства Нестерова, его душевные переживания, связанные с потерей самого близкого человека - жены. «Образ ее не оставлял меня, везде я видел ее черты, ее улыбку... Тогда же явилась мысль написать «Христову невесту» с лицом моей Маши... В этой несложной картине тогда я изживал свое горе. Мною, моим чувством тогда руководило, вело меня воспоминание о моей потере, о Маше, о первой и самой истинной любви моей». Впоследствии Нестеров, да и многие исследователи связывали изменения в его творчестве с тем периодом жизни художника, когда сила любви и трагедия утраты вложили в его искусство «недостающее содержание, и чувство, и живую душу», определили весь духовный импульс творчества в дальнейшем. Нестеров придерживался этой точки зрения до конца жизни. В своем очерке о Ярошенко в 1942 году он писал: «Смерть жены вызвала перелом в моей жизни, в моем сознании, наполнив его тем содержанием, которое многие ценят и теперь, почти через шестьдесят лет. Оно и посейчас согревает меня, уже старика, и чудится мне, что и Крамской не осудил бы меня за него. Все пережитое мною тогда было моим духовным перерождением, оно в свое время вызвало появление таких картин, как «Пустынник», «Отрок Варфоломей» и целый ряд последующих, создавших из меня того художника, каким остался я на всю последующую жизнь». Однако «Христова невеста» связана не только с личными переживаниями художника. Она явилась отражением определенных процессов, происходивших в русской культуре, в общественной жизни. В то время среди интеллигенции был широко распространен интерес к старообрядчеству, имевший весьма различные направления. С одной стороны, еще в 60-х годах многие искали в старообрядчестве «революционную силу», видели в этом явлении форму протеста существующему порядку. Среди старообрядцев пытались вести в 70-х годах свою пропаганду народники. С другой стороны - славянофилы видели в них истинных носителей «русского духа», как бы реальное свидетельство ограждения России от надвигающихся перемен. Последнее было весьма близко умонастроениям Нестерова. В те годы пользовались большим успехом романы П.И.Мельникова (Андрея Печерского) «В лесах» (1868-1874) и «На Горах» (1875-1881), посвященные современной жизни и быту старообрядцев. В.Н.Бакшеев в своих воспоминаниях о годах, проведенных в Московском Училище живописи, рассказывал, что Левитан, Нестеров, Архипов буквально зачитывались романами Мельникова-Печерского, «восхищаясь поэтическими картинами русской природы и старинного русского быта». Образ христовой невесты во многом возник у Нестерова под впечатлением этих книг. Однако картину нельзя считать иллюстрацией. В этой ранней работе Нестеров прежде всего хотел отразить нравственные поиски людей своего времени, отличные от обычной повседневности.

Образ христовой невесты, возможно, был навеян и историческими трудами того времени, желанием воплотить идеал иночества, подробно рассматриваемый в сочинениях И.Е.Забелина, посвященных истории допетровской Руси. В картине оживала старина, сохранившаяся еще в русском старообрядчестве. Старообрядцы, почитавшие себя истинными хранителями национального прошлого, явились для Нестерова как бы реальными выразителями народного духа, начала которого лежали в истории допетровской Руси. Уже несколько позже, в 1889 году, Нестеров писал А.А.Турыгину из Италии, что в споре с иностранцами он стоял на позиции XVII века и был причислен ими к партии «панславистов». «Христову невесту» можно одинаково принять за исторический образ и за современный. Это пока еще не совсем осознанное соединение истории и современности весьма характерно для многих дореволюционных произведений мастера. В то время Нестеров, видимо, уже имел репутацию исторического живописца. В 1887 году он получает из Кяхты заказ на картину «Первая встреча царя Алексея Михайловича с боярышней Марией Ильиничной Милославской». В журнале «Нива» за 1888 год появляются его рисунки: «Видение Козьмы Минина», «Поход московского государя пешком на богомолье в XVII веке», «Свадебный поезд на Москве в XVII веке», а в журнале «Север» - «Архимандрит Дионисий и «писцы борзые». Для художника эти работы не случайны - они определяют круг его интересов, недаром он с увлечением читает «Историю государства Российского» Карамзина и другие исторические труды. Но художника влекла в те годы уже иная сторона - внутренняя душевная жизнь его героев.


далее »

"Что за вздор, когда говорили, что Нестеров какой-то тип блаженного, поющего псалмы и т. д. - Это господин весьма прилично, но просто одетый, с весьма странной, уродливо странной головой... и хитрыми, умными, светлыми глазами. Бородка желтая, хорошо обстриженная. Не то купец, не то фокусник, не то ученый, не то монах; менее всего монах. - Запад знает не особенно подробно - но, что знает, знает хорошо, глубоко и крайне независимо. Хорошо изучил по русским и иностранным памятникам свое дело, т. е. византийскую богомазы - Речь тихая, но уверенная, почти до дерзости уверенная и непоколебимая. - Говорит мало, но метко, иногда зло; - иногда очень широко и глубоко обхватывает предмет. - За чаем мы начали передавать кое-какие художественные сплетни: он переполошился: "Что ж, господа, соберется русский человек - и сейчас пойдут пересуды!" Что не помешало ему вскоре присоединиться к пересудам и даже превзойти всех злобностью и меткостью. - Говоря о древних памятниках России, очень и очень искренне умилился, пришел в восторг, развернулся. - Я думаю, это человек, во-первых, чрезвычайно умный, хотя и не особенно образованный. Философия его деическая и, может, даже христианская, но с червем сомнения, подтачивающим ее. Не знакомство ли слишком близкое с духовенством расшатало ему веру? Или он сам слишком много "думал" о Боге? А это в наше время опасно для веры! Он ничего не говорил об этом всем - но кое-какие слова, в связи с впечатлением, произведенным на меня его картиной, нарисовали как-то нечаянно для меня самого такой портрет его во мне. Он борется - с чем? не знаю! быть может, он вдобавок и честолюбив. - В Мюнхен послать не захотел: "Что ж, мы будем там закуской, лишней пряностью! Там посмотрят на нас как на диковинку, а теперь только давай диковинки! Нет, я лучше пошлю свои вещи в Нижний, мне интересней, чтоб меня знали мои же!" - "Да ведь Вас никто не понимает, не оценивает! напротив того, я слышу смех и издевательство", - говорю я. "Эка беда, как будто бы успех в публике для художника - не срам скорее? Мне довольно, чтоб меня поняли три, четыре человека - а понять истинно и совершенно мои вещи может только русский ..." (Бенуа А.Н.)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100