На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко
   
» Глава I - 2
» Глава II - 2 - 3 - 4
» Глава III - 2 - 3
» Глава IV - 2
» Глава V - 2
» Глава VI - 2 - 3
» Глава VII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава VIII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава IX - 2 - 3 - 4
» Глава X - 2
» Глава XI - 2 - 3 - 4
» Глава XII - 2 - 3
» Глава XIII
» Глава XIV - 2 - 3 - 4
» Глава XV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава XVI - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» Глава XVII - 2 - 3 - 4
» Глава XVIII - 2
» Глава XIX - 2
» Глава XX - 2 - 3 - 4
» Глава XXI - 2 - 3
» Глава XXII - 2 - 3 - 4 - 5
» Глава XXIII - 2 - 3 - 4
» Глава XXIV - 2 - 3
» Глава XXV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8
» Глава XXVI - 2 - 3 - 4
Нестеров   

Ирина Никонова о Михаиле Нестерове

Глава двадцатая

В 1926 году Третьяковской галереей был приобретен портрет B.М.Васнецова. В апреле следующего года Нестерова посетила закупочная комиссия и, осмотрев работы, решила приобрести в галерею еще одну вещь - портрет Екатерины Петровны 1905 года. Тоскуя о работе, Нестеров просит Дурылина «посватать» ему кого-либо для портрета, и Сергей Николаевич, прекрасно знавший его привычки, называет людей близкого круга - Софью Ивановну и Николая Ивановича Тютчевых, внуков поэта. Михаил Васильевич последние годы очень любил бывать в имении Тютчевых - Муранове. Он впервые попал туда осенью 1924 года. Первоначально эта усадьба принадлежала поэту Е.А.Баратынскому, впоследствии ее унаследовала невестка не менее знаменитого поэта Федора Ивановича Тютчева - О.Н.Тютчева. В Муранове бывали Н.В.Гоголь, поэт-партизан Денис Давыдов, С.Т.Аксаков с сыновьями, поэты Я.П.Полонский и А.Н.Майков. После смерти Тютчева его семья собрала в мурановском доме все, что относилось к жизни поэта. В музее были прекрасные образцы живописи, фарфора, бронзы, старинные гравюры. Начиная с 1926 года Нестеров становится постоянным гостем Муранова, близким человеком в кругу потомков знаменитого поэта.

Николай Иванович Тютчев, внук поэта, назначенный после преобразования усадьбы в музей его пожизненным хранителем, был человеком не только высокой культуры, но и страстным энтузиастом, глубоко понимавшим задачи сохранения великих национальных реликвий. За свою деятельность создателя и хранителя музея в Муранове он был в 1946 году награжден орденом Трудового Красного Знамени, ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств. Сестра Николая Ивановича была человеком весьма оригинальным. В отличие от своего младшего брата она любила больше природу, чем кабинетные занятия, любила работать в саду. По мнению Н.И.Тютчева, они были противоположны по характерам. Однако это, видимо, не смущало Нестерова, и первоначально он задумал двойной портрет. Летом 1927 года художник приступил к работе. Замысел портрета во многом был продиктован желанием Нестерова передать мысли и чувства, волновавшие его при посещении старой усадьбы.
В 1927 году в книге записей музея художник написал: «В Муранове я не первый раз. Оно поражает меня тем, что все в нем живет, все дышит подлинной жизнью. Люди, творившие здесь большое культурное дело: поэты, писатели, публицисты - Тютчев, Баратынский, Аксаков, - все они, так любившие свою родину, еще здесь, еще с нами. Как все это хорошо, как волнительно! Будем же признательны всем тем, кто так заботливо, умело охранял былое Мураново!»
Портрет внуков поэта, видимо, должен был воплотить воспоминания о прошлом, которые рождались у человека, побывавшего в этих местах, глубоко связанных с русской культурой, передать духовные связи прошлого и настоящего и их преемственность, раскрыть в настоящем черты прошлого. Но портрет не получился. Индивидуальность духовной природы конкретных людей затрудняла задачу обобщающего решения. Весьма характерным представляется высказывание Н.И.Тютчева: «Зная проницательность М.В. и его умение и стремление выявлять в портретах внутренний облик тех, кого он пишет, я был в некотором недоумении, отчего он выбрал для двойного портрета мою старшую сестру и меня. Дело в том, что мы с сестрой мало имеем общего и в характере, и во вкусах, и в интересах, и во взглядах на многое, - и мне казалось, что такой двойной портрет будет неестествен и не будет иметь внутренней связи... Портрет моей сестры сразу удался, и сам М.В. был им доволен; не так было со мной». Однако Нестеров не сразу почувствовал свое поражение и вначале находил работу даже удачной. Потом ему стало казаться, что фигура Н.И.Тютчева неправильно посажена, и он переписал голову. И только позднее художник понял, что «они на одном портрете несовместимы», что нет «внутренней гармонии ни душ, пи образов, ни линий и что один как бы исключает другого. Причем «она» (С.И.Тютчева) вышла живой, живописной, похожей, чего нельзя сказать про него» (Н.И.Тютчева).

Нестеров промучился над портретом всю осень и решил разделить фигуры, решил оставить изображение Софьи Ивановны и изменить лишь фон, а изображение Николая Ивановича перенести на новый подрамник, в другую обстановку. Летом 1928 года Нестеров закончил портрет С.И.Тютчевой, образ которой, по его мнению, наиболее соответствовал первоначальному замыслу. Эта работа близка к серии дореволюционных портретов. Элегическая сосредоточенность, состояние одинокого углубленного покоя и раздумья - вот основной эмоциональный строй портрета. Его прекрасно определил сам Нестеров: «Софья Ивановна - теперь в одиночестве на фоне мурановской деревни.
Осень на душе старой дамы. Осень и в природе - осенний букет (астры, рябина) на столе...».
По-иному решен портрет Николая Ивановича Тютчева, законченный осенью того же года. Во многом он близок портрету А.Н.Северцова. Та же острота характеристики, то же изображение человека в момент беседы, почти те же принципы построения композиции. Здесь, как и в портрете Северцова, Нестеров показывает свою модель в общении с невидимыми собеседниками. В портрете Н.И.Тютчева характерна еще одна черта - подчеркивание определенной детали, раскрывающей характер образа. Здесь этой деталью является рука Тютчева, с непропорционально длинной кистью, с тонкими раздвинутыми пальцами, рука человека и умного и обладающего повышенной восприимчивостью. Но в этом портрете рука - лишь сознательно преувеличенная деталь образной характеристики, здесь нет еще внутреннего единства всего решения композиции. Нестеров не был доволен портретом Н.И.Тютчева. По словам Дурылина. он «испытывал какую-то тоску по его живописной незавершенности. Ему казалось, что нужно еще больше изящества в абрисе фигуры, еще больше тонкости в чертах лица, - он укорял себя, что не высмотрел, не сумел передать тех или иных прелестных психологических деталей на лице Н.И.Тютчева.
Приговор портрету он вынес отрицательный и не позволял подвергать его никакому пересмотру».


далее »

Немного социально-ориентированной рекламы:
•  По низкой цене стеклобанка купить на выгодных условиях. . Конец рекламного блока.

"Я избегал изображать так называемые сильные страсти, предпочитая им наш тихий пейзаж, человека, живущего внутренней жизнью. Вот русская речка, вот церковь. Все свое, родное, милое. Ах, как всегда я любил нашу убогую, бестолковую и великую страну родину нашу!" (Нестеров М.В.)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100