На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко
   
» Глава I - 2
» Глава II - 2 - 3 - 4
» Глава III - 2 - 3
» Глава IV - 2
» Глава V - 2
» Глава VI - 2 - 3
» Глава VII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава VIII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава IX - 2 - 3 - 4
» Глава X - 2
» Глава XI - 2 - 3 - 4
» Глава XII - 2 - 3
» Глава XIII
» Глава XIV - 2 - 3 - 4
» Глава XV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава XVI - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» Глава XVII - 2 - 3 - 4
» Глава XVIII - 2
» Глава XIX - 2
» Глава XX - 2 - 3 - 4
» Глава XXI - 2 - 3
» Глава XXII - 2 - 3 - 4 - 5
» Глава XXIII - 2 - 3 - 4
» Глава XXIV - 2 - 3
» Глава XXV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8
» Глава XXVI - 2 - 3 - 4
Нестеров   

Ирина Никонова о Михаиле Нестерове

Глава пятнадцатая

Значение этого произведения многозначно. Уфа была родиной прекрасного русского писателя Сергея Тимофеевича Аксакова, сохранившего на всю жизнь любовь к своему родному краю и восхищение им. Уфа была родиной и Нестерова. Он любил реки, ее окружавшие, природу ее окрестностей. Для Нестерова имя Аксакова было связано и с Абрамцевым, старым имением, где семейство писателя поселилось в 1843 году. Там были написаны его лучшие произведения. В 1859 году Сергей Тимофеевич Аксаков скончался. В 1861 году умер его сын, Константин Сергеевич, один из основоположников русского славянофильства. Имение опустело и в 1870 году было приобретено С.И.Мамонтовым у дочери Аксакова, Софьи Сергеевны. С именем Аксаковых было связано славянофильство, одна из основных доктрин которого заключалась в утверждении особых исторических путей России, по мнению сторонников этого направления, призванной спасти человечество от политических катастроф и революционных потрясений, которыми угрожает миру Запад. Славянофилы, по определению Белинского, были «витязями прошедшего и обожателями настоящего». Нестеров не был «обожателем настоящего», но он был «витязем прошедшего». Он, так же как и славянофилы, видел в русском народе (во всяком случае, выражал это в искусстве) черты кротости и смирения. Личность С.Т.Аксакова привлекала Нестерова также своим отношением к природе, удивительным проникновением в ее смысл и вместе с тем простотой ее изображения.

Аксаков считал, что чувство природы заключается не в эстетическом любовании ее красотами, которое, по его мнению, было нечем иным, как «любовью к ландшафту, декорациям, свойственной черствым и сухим людям, погруженным в свой грязный омут» и ни о чем другом не способным думать, кроме как о своих «пошлых делишках», а в стремлении человека проникнуть в таинство окружающего нас мира. Аксаков называл такое стремление благородным, возвышающим душу. Подобное стремление, по его словам, очищало человека от «мелочных своекорыстных хлопот» и «самолюбивых мечтаний». Нестеров, так же как и Аксаков, любил природу тихой и умиротворенной, он не любил в ней ярких красок.
«Деревня, мир, тишина, спокойствие! - восклицал Аксаков. - Безыскусственность жизни, простота отношений! Туда бежать от праздности, пустоты и недостатка интересов; туда же бежать от неугомонной, внешней деятельности, мелочных своекорыстных хлопот, бесплодных, бесполезных, хотя и добросовестных мыслей, забот и попечений! <...> Там,- писал Аксаков,- улягутся мнимые страсти, утихнут мнимые бури, рассыплются самолюбивые мечты, разлетятся несбыточные надежды! <...> Вместе с благовонным, свободным, освежительным воздухом вдохнете вы в себя безмятежность мысли, кротость чувства, снисхождение к другим и даже к самому себе. Неприметно, мало-помалу рассеется это недовольство собою, эта презрительная недоверчивость к собственным силам, твердости воли и чистоте помышлений - эта эпидемия нашего века, эта черная немощь души, чуждая здоровой натуре русского человека, но заглядывающая к нам и за грехи наши...».
Все эти мысли могли быть высказаны и Нестеровым. Они разделялись им, он выражал их в своих работах - «Пустыннике», цикле, посвященном Сергию Радонежскому, и других. Именно поэтому картина «Родина Аксакова» не была только лишь пейзажем уфимских окрестностей. Она была написана в память о Сергее Тимофеевиче Аксакове. И фигура женщины в старинной одежде с низко склоненной головой, помещенная с краю картины, полна глубокой печали. Это печаль художника о прошедшем, о» прекрасной, но холодно-пустынной земле, печаль об ушедших с этой земли, из этого мира, печаль об уходящем.

Все менялось на глазах, в жизни России происходили серьезные события - русско-японская война, первая русская революция. Прежний мир уходил. Это было очевидностью для всех. Художник не хотел расставаться с ним и хотел видеть его только прекрасным и значительным. Излюбленные мотивы Нестерова звучат в картине. Здесь и женский образ, олицетворявший старую допетровскую Русь, и величественная, суровая природа, и ее красота, и печальная дума художника об уходящем. Мир Аксакова сливался у Нестерова с его собственными представлениями. В картине изображен пейзаж окрестностей Уфы, реки Белой с ее правым холмистым берегом и луговым левым, протянувшимся до самого горизонта. И вместе с тем Нестеров вкладывает в эту реальную картину философский смысл. У художника была определенная склонность к вопросам философии, истории культуры. Стоило ему услышать о какой-либо новой книге, посвященной интересным для него вопросам, он уже стремился ознакомиться с ней. В молодости Нестеров много читал славянофилов, потом Владимира Соловьева. Ему была чужда, как он выражался, «позитивистская философия», он более был склонен к идеалистической. Но Нестеров не был литератором, хотя дарование писателя у него было незаурядное, он был художником и умел восхищаться и природой и людьми, ее населявшими. Природа для него значила очень много, она была неотъемлемой частью его бытия. Нестеров в течение своей жизни не раз бывал за границей, особенно в Италии, много лет жил в Киеве, на Украине, бывал в Крыму, на Кавказе. Он писал пейзажные этюды этих мест, однако лучшими у него были пейзажи, запечатлевшие именно среднерусскую природу, какую он видел около Абрамцева, Троице-Сергиевой лавры, Углича, или же природу русского Севера. Нестеров очень любил и Приуралье с его величавой красотой. Это было связано с его привязанностью к родной Уфе и ее окрестностям. «Люблю я русский пейзаж, - писал он Турыгину в 1915 году,- на его фоне как-то лучше, яснее чувствуешь и смысл русской жизни и русскую душу».


далее »

"В картинах Нестерова нет случайностей, все подчинено смыслу, идее. И совсем не случаен тот элемент, который заметил я после многих-многих знакомств с «Видением отроку Варфоломею». Тихий пейзаж без четкой перспективы, мягкие полутона приближающейся осени, придающие всему своеобычную умиротворенность, спокойствие, и только единственное живое существо - подросток - стоит, окаменев от увиденного. Лицо отрока, как и сама природа, в великом спокойствии, но чувствуется за этим покоем мятущийся дух подростка, ненайденность им пути своего к святости, чистоте и добру остро сквозит в сознании отрока Варфоломея. И вот я обнаруживаю для себя новую линию в картине, как второй план в художественной литературе. Рядом с подростком тихая беззащитная елочка, ее зеленый трезубец вершинки не готов еще к будущим бурям, к открытой борьбе за существование, она скромно прячется в увядающей траве и как бы с боязнью озирается окрест, где живет, дышит, движется большой, не осознанный ею сложный мир. За плечами отрока стоит молоденькая, голенастая, тоже не окрепшая березонька, всего несколько зеленых веточек обрамляют ее ствол. Все это - олицетворение молодости, беззащитности, неистребимой тяги к будущему, интересному, неведомому."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100