На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко
   
» Глава I - 2
» Глава II - 2 - 3 - 4
» Глава III - 2 - 3
» Глава IV - 2
» Глава V - 2
» Глава VI - 2 - 3
» Глава VII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава VIII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава IX - 2 - 3 - 4
» Глава X - 2
» Глава XI - 2 - 3 - 4
» Глава XII - 2 - 3
» Глава XIII
» Глава XIV - 2 - 3 - 4
» Глава XV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава XVI - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» Глава XVII - 2 - 3 - 4
» Глава XVIII - 2
» Глава XIX - 2
» Глава XX - 2 - 3 - 4
» Глава XXI - 2 - 3
» Глава XXII - 2 - 3 - 4 - 5
» Глава XXIII - 2 - 3 - 4
» Глава XXIV - 2 - 3
» Глава XXV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8
» Глава XXVI - 2 - 3 - 4
Нестеров   

Ирина Никонова о Михаиле Нестерове

Глава пятнадцатая

Значение этого произведения многозначно. Уфа была родиной прекрасного русского писателя Сергея Тимофеевича Аксакова, сохранившего на всю жизнь любовь к своему родному краю и восхищение им. Уфа была родиной и Нестерова. Он любил реки, ее окружавшие, природу ее окрестностей. Для Нестерова имя Аксакова было связано и с Абрамцевым, старым имением, где семейство писателя поселилось в 1843 году. Там были написаны его лучшие произведения. В 1859 году Сергей Тимофеевич Аксаков скончался. В 1861 году умер его сын, Константин Сергеевич, один из основоположников русского славянофильства. Имение опустело и в 1870 году было приобретено С.И.Мамонтовым у дочери Аксакова, Софьи Сергеевны. С именем Аксаковых было связано славянофильство, одна из основных доктрин которого заключалась в утверждении особых исторических путей России, по мнению сторонников этого направления, призванной спасти человечество от политических катастроф и революционных потрясений, которыми угрожает миру Запад. Славянофилы, по определению Белинского, были «витязями прошедшего и обожателями настоящего». Нестеров не был «обожателем настоящего», но он был «витязем прошедшего». Он, так же как и славянофилы, видел в русском народе (во всяком случае, выражал это в искусстве) черты кротости и смирения. Личность С.Т.Аксакова привлекала Нестерова также своим отношением к природе, удивительным проникновением в ее смысл и вместе с тем простотой ее изображения.

Аксаков считал, что чувство природы заключается не в эстетическом любовании ее красотами, которое, по его мнению, было нечем иным, как «любовью к ландшафту, декорациям, свойственной черствым и сухим людям, погруженным в свой грязный омут» и ни о чем другом не способным думать, кроме как о своих «пошлых делишках», а в стремлении человека проникнуть в таинство окружающего нас мира. Аксаков называл такое стремление благородным, возвышающим душу. Подобное стремление, по его словам, очищало человека от «мелочных своекорыстных хлопот» и «самолюбивых мечтаний». Нестеров, так же как и Аксаков, любил природу тихой и умиротворенной, он не любил в ней ярких красок.
«Деревня, мир, тишина, спокойствие! - восклицал Аксаков. - Безыскусственность жизни, простота отношений! Туда бежать от праздности, пустоты и недостатка интересов; туда же бежать от неугомонной, внешней деятельности, мелочных своекорыстных хлопот, бесплодных, бесполезных, хотя и добросовестных мыслей, забот и попечений! <...> Там,- писал Аксаков,- улягутся мнимые страсти, утихнут мнимые бури, рассыплются самолюбивые мечты, разлетятся несбыточные надежды! <...> Вместе с благовонным, свободным, освежительным воздухом вдохнете вы в себя безмятежность мысли, кротость чувства, снисхождение к другим и даже к самому себе. Неприметно, мало-помалу рассеется это недовольство собою, эта презрительная недоверчивость к собственным силам, твердости воли и чистоте помышлений - эта эпидемия нашего века, эта черная немощь души, чуждая здоровой натуре русского человека, но заглядывающая к нам и за грехи наши...».
Все эти мысли могли быть высказаны и Нестеровым. Они разделялись им, он выражал их в своих работах - «Пустыннике», цикле, посвященном Сергию Радонежскому, и других. Именно поэтому картина «Родина Аксакова» не была только лишь пейзажем уфимских окрестностей. Она была написана в память о Сергее Тимофеевиче Аксакове. И фигура женщины в старинной одежде с низко склоненной головой, помещенная с краю картины, полна глубокой печали. Это печаль художника о прошедшем, о» прекрасной, но холодно-пустынной земле, печаль об ушедших с этой земли, из этого мира, печаль об уходящем.

Все менялось на глазах, в жизни России происходили серьезные события - русско-японская война, первая русская революция. Прежний мир уходил. Это было очевидностью для всех. Художник не хотел расставаться с ним и хотел видеть его только прекрасным и значительным. Излюбленные мотивы Нестерова звучат в картине. Здесь и женский образ, олицетворявший старую допетровскую Русь, и величественная, суровая природа, и ее красота, и печальная дума художника об уходящем. Мир Аксакова сливался у Нестерова с его собственными представлениями. В картине изображен пейзаж окрестностей Уфы, реки Белой с ее правым холмистым берегом и луговым левым, протянувшимся до самого горизонта. И вместе с тем Нестеров вкладывает в эту реальную картину философский смысл. У художника была определенная склонность к вопросам философии, истории культуры. Стоило ему услышать о какой-либо новой книге, посвященной интересным для него вопросам, он уже стремился ознакомиться с ней. В молодости Нестеров много читал славянофилов, потом Владимира Соловьева. Ему была чужда, как он выражался, «позитивистская философия», он более был склонен к идеалистической. Но Нестеров не был литератором, хотя дарование писателя у него было незаурядное, он был художником и умел восхищаться и природой и людьми, ее населявшими. Природа для него значила очень много, она была неотъемлемой частью его бытия. Нестеров в течение своей жизни не раз бывал за границей, особенно в Италии, много лет жил в Киеве, на Украине, бывал в Крыму, на Кавказе. Он писал пейзажные этюды этих мест, однако лучшими у него были пейзажи, запечатлевшие именно среднерусскую природу, какую он видел около Абрамцева, Троице-Сергиевой лавры, Углича, или же природу русского Севера. Нестеров очень любил и Приуралье с его величавой красотой. Это было связано с его привязанностью к родной Уфе и ее окрестностям. «Люблю я русский пейзаж, - писал он Турыгину в 1915 году,- на его фоне как-то лучше, яснее чувствуешь и смысл русской жизни и русскую душу».


далее »

Из писем Нестерова: "Видел на днях Дункан. Получил огромное наслаждение. Этой удивительной артистке удалось в танцах подойти к природе, к ее естественной прелести и чистоте. Она своим чудным даром впервые показала в таком благородном применении женское тело. Дункан — артистка одного порядка с Дузе, Девойодом, Шаляпиным, Росси, словом — гениальная... Поскольку она «иллюстрирует» Бетховена или Шопена — это меня (а может быть, и ее) мало занимает. Своим появлением в мир хореографии она внесла струю чистого воздуха, и после нее на наш балет невольно будешь смотреть, как на раскрашенную красавицу в ловко сделанном парике и отличном корсете. Как пошлы и лживы после этой божественной босоножки — все «стальные носки»! Смотреть на Дункан доставляет такое же наслаждение, как ходить по свежей траве, слушать жаворонка, пить ключевую воду... Успех она здесь имеет громадный..."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100