На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко
   
» Глава I - 2
» Глава II - 2 - 3 - 4
» Глава III - 2 - 3
» Глава IV - 2
» Глава V - 2
» Глава VI - 2 - 3
» Глава VII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава VIII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава IX - 2 - 3 - 4
» Глава X - 2
» Глава XI - 2 - 3 - 4
» Глава XII - 2 - 3
» Глава XIII
» Глава XIV - 2 - 3 - 4
» Глава XV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава XVI - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» Глава XVII - 2 - 3 - 4
» Глава XVIII - 2
» Глава XIX - 2
» Глава XX - 2 - 3 - 4
» Глава XXI - 2 - 3
» Глава XXII - 2 - 3 - 4 - 5
» Глава XXIII - 2 - 3 - 4
» Глава XXIV - 2 - 3
» Глава XXV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8
» Глава XXVI - 2 - 3 - 4
Нестеров   

Ирина Никонова о Михаиле Нестерове

Глава пятнадцатая

Болезнь была недолгой. Уже на другой день художник сделал несколько набросков в альбоме. Он был очень доволен тем, что посетил Ясную Поляну. На прощание Толстой сказал, что теперь понимает, чего Нестеров добивается в искусстве, сказал, что понимает «Сергия с медведем», просил выслать фотографии с картин, которые более всего ценил сам художник, обещал сообщить свое мнение о них подробнее. Толстой вызвал у Нестерова целый поток мыслей, размышлений, чувств. «В Толстом...- писал он Турыгину 24 августа 1906 года, - нашел я громадную нравственную поддержку, которой мне недоставало в последние годы». Нестеров обладал удивительной проницательностью, умением увидеть главное, и мысли его о Толстом, изложенные в письме к Турыгину от 31 августа, вскоре после возвращения из Ясной Поляны, несмотря на известную субъективность, свидетельствуют об остроте взгляда, об остроте проникновения: «Толстой - великий художник» и как таковой имеет все слабости этой породы людей. В том, что он художник, - его оправдание за великое его легкомыслие, за его «озорную» философию и мораль...» И далее Нестеров прибавляет: «Провожая меня... Толстой «учительно» говорил, что даже «православие» имеет неизмеримо более ценности грядущего «неверия» и т.д. Рядом с этими покаянными словами издаются «пропущенные места» из «Воскресения», где он дает такой козырь в руки «неверию». Сколько это барское легкомыслие и непоследовательность, «блуд мысли» погубил слабых сердцем и умом... Он же, «как некий бог», не ведая своей силы, заманивая слабых, оставляет их барахтаться в своих разбитых, покалеченных идеалах. «Христианство» для этого, в сущности, нигилиста, «озорника мысли» есть несравненная «тема». Тема для его памфлетов, острот, гимнастики глубокомыслия, сентиментального мистицизма и яростного рационализма. Словом, Л.Толстой - великий художник слова, поэт и одновременно великий «озорник».

Можно удивляться, что характеристика Нестерова, видавшего и наблюдавшего Л.Н.Толстого в течение четырех дней, очень близка к «Заметкам» М.Горького о Толстом, впервые опубликованным в 1919 году. Эти заметки Горький писал в конце 1901 - начале 1902 года в Олеизе, близ Ялты, живя на той же даче, носившей название «Нюра», где до него в 1899 году жил Нестеров со своей дочерью Ольгой. Толстой в то время тяжело болел и находился в Гаспре, и Горький был там частым гостем. Можно, конечно, предположить, что ряд мыслей, возникших у художника в 1906 году, после пребывания в Ясной Поляне, оказались навеянными беседами с Горьким, но это, скорее, говорит об исключительной проницательности нестеровского ума. Однако проницательности для понимания Л.Н.Толстого было мало. Необходимо было и всестороннее понимание и знание его деятельности. Для Нестерова Толстой выражал настроения определенной части русского общества, олицетворял его противоречивость и сложность. Предвидя вопросы после всего высказанного им, которые могли возникнуть у Турыгина - человека, по видимости, буквального, Нестеров писал в том же письме от 31 августа 1906 года: «Теперь ты, конечно, вправе спросить - какое же место может занять Л.Толстой в будущей моей картине «Христиане». «Ему подобающее», - отвечу тебе пока, подробнее же как-нибудь в другой раз». Вскоре художник послал Толстому фотографии своих работ. Он выбрал четыре: «Видение отроку Варфоломею», «Юность Сергия», «Мечтатели», «Святая Русь». В начале октября 1906 года Нестеров получил ответ. Толстой писал: «Вы так серьезно относитесь к своему делу, что я не побоюсь сказать Вам откровенно свое мнение о Ваших картинах. Мне нравятся и Сергий Отрок и два монаха в Соловецком («Мечтатели»). Первая больше по чувству, вторая больше по изображению и поэтически религиозному настроению. Две же другие, особенно последняя, несмотря на прекрасные лица, не нравятся мне. Христос не то, что нехорош, но самая мысль изображать Христа, по-моему, ошибочна. Дорога в Ваших картинах серьезность их замысла, но эта-то самая серьезность и составляет трудность осуществления. Помоги Вам бог не унывать и не уставать на этом пути. У Вас все есть для успеха. Не сердитесь на меня за откровенность, вызванную уважением к Вам».

В Ясной Поляне Нестеров сделал несколько зарисовок с Л.Н.Толстого и просил Турыгина сообщить, следует ли ему ставить их на предстоящую выставку. «Подумай всячески, - писал он, - и практически, и психологически, и политически». Сомнения Нестерова, связанного с официальными кругами, понятны - ведь Толстой в 1901 году был отлучен от церкви Святейшим синодом. Сам факт обращения Нестерова к личности Толстого в период революционных потрясений в России крайне знаменателен. Он свидетельствовал о широких интересах мастера, о его весьма сложных внутренних размышлениях, раздумьях. В период 1905-1906 годов у художника как бы спадает напряжение - напряжение человека, постоянно с чем-то официально связанного, постоянно регламентирующего все свои замыслы, поступки. В 1906 году, видимо в период своего летнего пребывания в Уфе, Нестеров написал небольшую картину «Родина Аксакова».


далее »

Из воспоминаний Нестерова: "В тихий весенний вечер 19 мая 1862 года, в Уфе, в купеческой семье Нестеровых произошло событие: появился на свет божий новый член семьи. Этим новым членом нестеровской семьи и был я. Меня назвали Михаилом в честь деда Михаила Михайловича Ростовцева. Родился я десятым. Было еще двое и после, но, кроме сестры и меня, все дети умерли в раннем детстве."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100