На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко
   
» Глава I - 2
» Глава II - 2 - 3 - 4
» Глава III - 2 - 3
» Глава IV - 2
» Глава V - 2
» Глава VI - 2 - 3
» Глава VII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава VIII - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава IX - 2 - 3 - 4
» Глава X - 2
» Глава XI - 2 - 3 - 4
» Глава XII - 2 - 3
» Глава XIII
» Глава XIV - 2 - 3 - 4
» Глава XV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6
» Глава XVI - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» Глава XVII - 2 - 3 - 4
» Глава XVIII - 2
» Глава XIX - 2
» Глава XX - 2 - 3 - 4
» Глава XXI - 2 - 3
» Глава XXII - 2 - 3 - 4 - 5
» Глава XXIII - 2 - 3 - 4
» Глава XXIV - 2 - 3
» Глава XXV - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8
» Глава XXVI - 2 - 3 - 4
Нестеров   

Ирина Никонова о Михаиле Нестерове

Глава двенадцатая

Спустя три года пути у Нестерова разошлись не только с Горьким. Во многом причиной тому было появление давно задуманной картины «Святая Русь». Одним из крупных произведений, написанных в конце 90-х годов, Нестеров считал своего «Димитрия царевича», однако понимал его частный характер. «Димитрий царевич»,- писал Нестеров Турыгину 12 декабря 1898 года, - не есть то слово, которое я знаю. То, даст бог, впереди, через год, два». Это новое слово он мечтал сказать в своей картине, впоследствии получившей название «Святая Русь». Жизнь художника в те годы известным образом изменилась, что сказывалось и на его восприятии окружающего. Он не работал, как прежде, от выставки до выставки, мечтая только о том, чтобы его вещи попали на них. Он был признанным мастером, писал образа для российской знати и расписывал храм в Абастумане для царской фамилии. Нестеров часто разъезжал, встречался со многими людьми, был в постоянных хлопотах и заботах. Читая его письма, а писал он их всегда очень много и часто, приходится только поражаться насыщенности его жизни, разнообразию и активности его интересов. Уезжая в Абастуман или Уфу, он занят тем, что происходит в Петербурге или Москве, и просит Турыгина ему сообщать обо всем.

Жизнь Нестерова не была спокойной. Многие силы его души поглощали заботы о дочери Ольге, учившейся в киевском институте, о ее здоровье. В те же годы художника постигает утрата: незадолго до окончания росписей в Абастумане умирает в возрасте восьмидесяти шести лет Василий Иванович Нестеров - отец художника. Василий Иванович скончался тихо и одиноко, дочь Александра Васильевна в то время ездила за своей племянницей, а Нестеров тем более не предвидел кончины отца. Главным в жизни Нестерова тех лет - первых лет нового века - была работа над «Святой Русью». Эскизы к картине художник начал делать весной 1900 года еще в Киеве, когда работал над образами для церкви Петра Митрополита в Новой Чартории. В то время он еще надеялся года через два завершить «Святую Русь». Однако жизнь нарушила его планы. В ноябре 1900 года Нестеров писал А.М.Васнецову: «Я занят образами, пишу их много, и картины пока остаются в намерениях». Абастуман сильно отвлекал его. В марте 1901 года художник сделал к «Святой Руси» несколько этюдов на снегу, видимо, тогда он окончательно остановился па варианте, изображающем действие среди зимнего пейзажа. А в апреле 1901 года Нестеров уже сомневался в возможности продолжать работу. Он пишет Турыгину: «Удастся ли мне побывать в Соловках? Это освежило бы мою душу, запакощенную заказами. Есть слух, что летом в Абастуман собираются высочайшие, не вздумали бы меня потянуть! Лето надо отвоевать, зимою пописать картину, ну, а там хоть в «пекло». В самом начале лета 1901 года Нестеров жил в Гефсиманском скиту, около Троице-Сергиевой лавры, или же в Хотьковской обители, упорно писал этюды к своей картине. «Два года жизни,- сообщает он в то время Турыгину из Хотькова,- два года хотя бы относительного здоровья и силы, думаю, достаточно, чтобы спеть свою лебединую песню». До половины этюдов было уже собрано. Но свободного времени до осени, до Абастумана, оставалось не так уже много - всего полтора месяца. Он намеревался съездить на Соловки, а потом поработать над этюдами в Уфе.

В начале июля вместе с художником А.И.Чирковым он уезжает в Соловецкий монастырь. Сначала прибыли в Архангельск, а затем на пароходе «Св. Николай» вместе со множеством богомольцев по Двине вышли в море. Соловецкие острова, расположенные в Белом море, у входа в Онежскую губу, отличались суровым климатом, холодным и влажным. Среди холмистых островов, покрытых лесом, мелькали небольшие церкви. Самый крупный из островов был Соловецкий. На нем и находился монастырь, один из знаменитых в России, основанный еще в первой половине XV века. В представлении многих этот монастырь был связан с расколом, с оппозицией официальной власти, с местом ссылки ее противников. Нестеров и прежде в своем воображении художника представлял трудный и суровый уклад жизни обитателей монастыря. Теперь художник воочию убедился в этом, найдя для себя много интересного и своеобразного. Но ему казалось, что все это он как бы видел когда-то во сне и передал в своих первых картинах, что тип соловецкого монаха жил в его представлениях, и он считал, что предугадал этот тип в «Пустыннике». Художник пробыл недолго на Соловках. Жизнь там была трудной, особенно тяжелы были общая трапеза и неудобное помещение. К тому же в монастыре можно было жить «без дела» ограниченное время. Он не желал официально представляться монастырским верхам, предпочитая удобствам жизни возможность видеть и наблюдать все, предпочитая быть обычным художником, а не важным гостем. Вместе с Чирковым они осмотрели скиты соловецкой обители - Анзерский, Рапирной горы и прочие. Нестеров был удовлетворен поездкой, сделал для картины несколько этюдов и считал, что они помогут выразить ее основную мысль. Писал Нестеров больше белыми ночами, среди тихого безмолвия природы. Писал он и монахов, и пейзажи, и виды обители. Многие из этюдов вошли потом и в другие картины.
Упорная работа над «Святой Русью» началась в ноябре 1901 года. Художник настойчиво, целыми днями простаивал у картины. В письмах к А.М.Горькому (в то время их отношения были весьма дружескими) от 17 ноября 1901 года Нестеров определяет уже основную тему картины: «...люди, измученные печалью, страстями и грехом, с наивным упованием ищут забвения в божественной «поэзии христианства». Вот тема моей картины».


далее »

"В картинах Нестерова нет случайностей, все подчинено смыслу, идее. И совсем не случаен тот элемент, который заметил я после многих-многих знакомств с «Видением отроку Варфоломею». Тихий пейзаж без четкой перспективы, мягкие полутона приближающейся осени, придающие всему своеобычную умиротворенность, спокойствие, и только единственное живое существо - подросток - стоит, окаменев от увиденного. Лицо отрока, как и сама природа, в великом спокойствии, но чувствуется за этим покоем мятущийся дух подростка, ненайденность им пути своего к святости, чистоте и добру остро сквозит в сознании отрока Варфоломея. И вот я обнаруживаю для себя новую линию в картине, как второй план в художественной литературе. Рядом с подростком тихая беззащитная елочка, ее зеленый трезубец вершинки не готов еще к будущим бурям, к открытой борьбе за существование, она скромно прячется в увядающей траве и как бы с боязнью озирается окрест, где живет, дышит, движется большой, не осознанный ею сложный мир. За плечами отрока стоит молоденькая, голенастая, тоже не окрепшая березонька, всего несколько зеленых веточек обрамляют ее ствол. Все это - олицетворение молодости, беззащитности, неистребимой тяги к будущему, интересному, неведомому."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100