На главную      

Нестеров  »  Картины  »  Рисунки  »  Биография Нестерова  »  Письма  »  Хронология  »  Педагог  »  Великий уфимец  »  Вифания  »  Сецессион  »  Воспоминания  »  Путешествия  »  Гостевая  »  Мемуары  »  Вена 1889  »  Италия 1893  »  Россия 1895  »  Италия 1908  »  Верона 1911  »

Михаил Васильевич Нестеров » Картины, живопись » Портрет художников, братьев П.Д. и А.Д.Кориных

братья
                   


Портрет художников, братьев П.Д. и А.Д.Кориных

После появления двойного портрета "Философы" Нестеров не оставлял намерения написать еще один такого рода. Попытка создания двойного портрета брата и сестры Тютчевых, внучат поэта, не увенчалась успехом; Нестеров разрезал его на две части. В 1930 году он вновь обращается к мысли о двойном портрете и в качестве моделей для него избирает братьев Кориных, потомственных иконописцев-палешан. Нестеров познакомился с ними во время работы над росписями Марфо-Мариинской обители. В то время они были учениками Иконописной палаты. Завязавшаяся дружба с Нестеровым, его зоркое и требовательное участие в судьбе братьев привели к тому, что оба они стали значительными художниками. Павел Корин продолжил дело Нестерова, посвятив значительную часть своей жизни подготовительной работе над картиной "Реквием", посвященной изображению Руси уходящей. Максим Горький, поверив в талант этих двух выходцев из народа, взял их в 1931 году с собой в Италию, по которой они путешествовали с путеводителем, написанным для них собственноручно Нестеровым. Он заботился о том, чтобы их профессиональное образование носило широкий, европейский характер внешности и характерах братьев. Павел ему казался каким-то итальянцем времен Возрождения, юношей с картины Гирландайо; Александр в его представлении был типичный русак-владимировец, с крупными кудрями, с повадкой Микулы Селяниновича. Художник написал их в одинаковых черных косоворотках. Одинаковость одежд еще более выявляла несходство характеров. Старший, Павел, изображен в профиль. Его темный силуэт выразителен и благороден. В нем ощущается замкнутость, глубина переживания при внешней сдержанности его выражения. Александр написан почти в фас, что позволяет хорошо рассмотреть молодцеватость его широкоплечей фигуры, жест рук, которыми он схватился за пояс в момент охватившего его волнения. В противовес темному лику старшего, лицо младшего бело, румяно, открыто. Оба брата смотрят на античную вазочку, которую поднимает в руке Павел. Один из братьев смотрит на нее со сднржанным, почти молитвенным благоговением, другой - более экспансивно и открыто, с простодушным восхищением. Фоном картины Нестеров делает античный барельеф - гипсовый слепок с плиты фриза Парфенона, старинные книги, свитки старых рукописей, муляж человеческой фигуры. На нижней полке стола светятся сине-зеленым и красным флаконы с красками. Все это реальные предметы мастерской Кориных. Художник соединяет их в натюрморт, рассказывающий о причастности изображенных к искусству. Оба брата равно интересны и дороги Нестерову. "Оба даровиты, оба выйдут в люди", - считал он. Художник строит гармоничную уравновешенную композицию, примиряющую противоречивые характеры влюбленных в прекрасное молодых людей.

« назад / prev       home       далее / next »

Сергей Маковский о Михаиле Нестерове:

"Художникам, как Нестеров, невольно прощаешь несовершенства рисунка и кисти, потому что любишь поэзию их творчества. Это тоже — поэзия чего-то большого и смутного, выходящего за грани личности. Не поэзия индивидуального вдохновения, но поэзия, говорящая о далях и озаренностях народа. Такие художники обыкновенно лучше чувствуют, чем выражают. Надо вглядеться пристально в их картины, надо забыть о многом внешнем, мешающем, случайном, отдаться наваждению — и тогда, тогда вдруг по-иному засветятся краски, и оживут тени, и улыбнется кто-то, таинственный, "на другом берегу". От творчества Нестерова веет этой улыбкой..." читать полностью »

Николай Ге против Михаила Нестерова:

Центром Передвижной выставки 1890 года, ее «сенсацией», была картина давно не выставлявшегося старого знаменитого мастера Н.Н.Ге, его «Христос перед Пилатом». Около нее - толпа. Голоса разделились. Одни в восторге, другие «не приемлют». С детских лет я любил Ге за «Тайную вечерю», за «Петра и царевича Алексея», но тут все так не похоже на то, что я любил. Христос Ге далек от меня, он чужой; однако все же писал его большой художник, и мне не хочется пристать к хулителям. Выставка вообще интересная. Мне также приходится слышать немало приятного за моего «Варфоломея». Около него молодежь, о нем говорят горячо. Со мной милы, ласковы, но не «мэтры». Те молчат, не того они ждали после «Пустынника». Я стал им ясен, но не с той стороны... читать полностью »

Михаил Нестеров о художнике Василии Перове:

"Когда-то, очень давно, имя Перова гремело так, как позднее гремели имена Верещагина, Репина, Сурикова, Васнецова. О Перове говорили, славили его и величали, любили и ненавидели его, ломали зубы «критики», и было то, что бывает, когда родился, живет и действует среди людей самобытный, большой талант. В Московской школе живописи, где когда-то учился Перов, а потом, в последние годы жизни, был - профессором в натурном классе, все жило Перовым, дышало им, носило отпечаток его мысли, слов, деяний. За редким исключением все мы были преданными, восторженными его учениками..." читать полностью »

close

"В картинах Нестерова нет случайностей, все подчинено смыслу, идее. И совсем не случаен тот элемент, который заметил я после многих-многих знакомств с «Видением отроку Варфоломею». Тихий пейзаж без четкой перспективы, мягкие полутона приближающейся осени, придающие всему своеобычную умиротворенность, спокойствие, и только единственное живое существо - подросток - стоит, окаменев от увиденного. Лицо отрока, как и сама природа, в великом спокойствии, но чувствуется за этим покоем мятущийся дух подростка, ненайденность им пути своего к святости, чистоте и добру остро сквозит в сознании отрока Варфоломея. И вот я обнаруживаю для себя новую линию в картине, как второй план в художественной литературе. Рядом с подростком тихая беззащитная елочка, ее зеленый трезубец вершинки не готов еще к будущим бурям, к открытой борьбе за существование, она скромно прячется в увядающей траве и как бы с боязнью озирается окрест, где живет, дышит, движется большой, не осознанный ею сложный мир. За плечами отрока стоит молоденькая, голенастая, тоже не окрепшая березонька, всего несколько зеленых веточек обрамляют ее ствол. Все это - олицетворение молодости, беззащитности, неистребимой тяги к будущему, интересному, неведомому."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100