На главную      

Нестеров  »  Картины  »  Рисунки  »  Биография Нестерова  »  Письма  »  Хронология  »  Педагог  »  Великий уфимец  »  Вифания  »  Сецессион  »  Воспоминания  »  Путешествия  »  Гостевая  »  Мемуары  »  Вена 1889  »  Италия 1893  »  Россия 1895  »  Италия 1908  »  Верона 1911  »

Михаил Васильевич Нестеров » Картины, живопись » Дмитрий, царевич убиенный

Дмитрий
                   


Дмитрий, царевич убиенный

Еще в 1895 году Нестеров посещает Углич, чтобы написать этюды для "Дмитрия - царевича убиенного". Здесь он идет в музей, переделанный из дворца царевича, где видит много икон с его изображением. В церкви он рассматривает пелену шитую матерью убиенного в память о нем шелками и золотом. Спутнику Нестерова по путешествию, писателю В.М. Михееву, удается найти старую легенду об "Отроке - мученике". В Угличе Нестеров делает пейзажный этюд с тех мест, которые могли быть фоном смерти царевича. Утренний весенний пейзаж особенно удался художнику. Это ликующий светлый мир. Нестеров любовно обласкивает кистью каждую его деталь - желтые цветы на первом плане, пушистую вербу, тонкие белые березки, покрытые весенним пухом. Вдали виднеется уютная церковь. Не касаясь луга ногами, парит над землей царственный ребенок в золотой короне, с умиленной улыбкой на лице. "Душа царевича уже витала среди весенних березок старого Углича" - этого эффекта добивался Нестеров в картине. По сути же она утверждала весеннее ликование жизни вечной, вера в которую была так необходима в тот момент Нестерову - отцу ребенка, находящегося на пороге смерти. В картине использованы элементы иконы - нимб над головой царевича, Спас в небе, его благословляющий. Нестеров сумел добиться их органического слияния с пейзажем. Светлая голубовато-зеленая гамма красок подчеркнута единственным ярким пятном - алой шапочкой царевича. Она воспринимается как вскрик, прерывающий нежную лирическую мелодию.

« назад / prev       home       далее / next »

Сергей Маковский о Михаиле Нестерове:

"Художникам, как Нестеров, невольно прощаешь несовершенства рисунка и кисти, потому что любишь поэзию их творчества. Это тоже — поэзия чего-то большого и смутного, выходящего за грани личности. Не поэзия индивидуального вдохновения, но поэзия, говорящая о далях и озаренностях народа. Такие художники обыкновенно лучше чувствуют, чем выражают. Надо вглядеться пристально в их картины, надо забыть о многом внешнем, мешающем, случайном, отдаться наваждению — и тогда, тогда вдруг по-иному засветятся краски, и оживут тени, и улыбнется кто-то, таинственный, "на другом берегу". От творчества Нестерова веет этой улыбкой..." читать полностью »

Николай Ге против Михаила Нестерова:

Центром Передвижной выставки 1890 года, ее «сенсацией», была картина давно не выставлявшегося старого знаменитого мастера Н.Н.Ге, его «Христос перед Пилатом». Около нее - толпа. Голоса разделились. Одни в восторге, другие «не приемлют». С детских лет я любил Ге за «Тайную вечерю», за «Петра и царевича Алексея», но тут все так не похоже на то, что я любил. Христос Ге далек от меня, он чужой; однако все же писал его большой художник, и мне не хочется пристать к хулителям. Выставка вообще интересная. Мне также приходится слышать немало приятного за моего «Варфоломея». Около него молодежь, о нем говорят горячо. Со мной милы, ласковы, но не «мэтры». Те молчат, не того они ждали после «Пустынника». Я стал им ясен, но не с той стороны... читать полностью »

Михаил Нестеров о художнике Василии Перове:

"Когда-то, очень давно, имя Перова гремело так, как позднее гремели имена Верещагина, Репина, Сурикова, Васнецова. О Перове говорили, славили его и величали, любили и ненавидели его, ломали зубы «критики», и было то, что бывает, когда родился, живет и действует среди людей самобытный, большой талант. В Московской школе живописи, где когда-то учился Перов, а потом, в последние годы жизни, был - профессором в натурном классе, все жило Перовым, дышало им, носило отпечаток его мысли, слов, деяний. За редким исключением все мы были преданными, восторженными его учениками..." читать полностью »

close

Из воспоминаний Нестерова: "И мы инстинктом поняли, что можно ждать, чего желать и что получить от Перова, и за малым исключением мирились с этим, питаясь обильно лучшими дарами своего учителя... И он дары эти буквально расточал нам, отдавал нам свою великую душу, свой огромный житейский опыт наблюдателя жизни, ее горечей, страстей и уродливостей. Все, кто знал Перова, не могли быть к нему безразличными. Его надо было любить или не любить. И я его полюбил страстной, хотя и мучительной любовью... Перов вообще умел влиять на учеников. Все средства, им обычно употребляемые, были жизненны, действовали неотразимо, запечатлевались надолго. При нем ни натурщик, ни мы почти никогда не чувствовали усталости. Не тем, так другим он умел держать нас в повышенном настроении."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100