На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть первая

13. А.В.НЕСТЕРОВОЙ
Москва, 14 сентября 1888 г.
[...] Вот уже 4-й день, как я начал картину. Все лучшие силы мои теперь направлены на нее. Героиня моей оперы-картины отличается глубоко симпатичной наружностью, лицо ее носит, несмотря на молодые годы, отпечаток страданий. Она рыжая (в народе есть поверие, что если рыжая полюбит раз, то уже не разлюбит). Ее, кроме меня, никто не видал, но я сердечно сочувствую ей, и слезы участия готовы показаться на глазах при виде ее. Но это вижу я... художник, с поднятым до максимума воображением, или холодная, жаждущая крови, публика, тут есть разница. Но, кроме шуток, мне мою героиню жаль от души. И если пойдет далее дело так же, как при начале, и я доживу до выставки, то, может быть, на мою долю выпадут некоторые аплодисменты, а впрочем [...]

14. А.В.НЕСТЕРОВОЙ
Москва, 29 сентября 1888 г.
Напишу немного, в виде протокола. Все эти дни не работал. Был занят у Томашки, только вчера освободился, хорошо, что хотя теперь могу целый месяц работать картину... Чем более смотрю на свое детище, тем больше вижу в нем крючков и закорючек, и теперь далеки те восторги, которые можно было слышать при начале. Работы еще много. Вчера заказал раму, дубовую... Как-то был у Василия Сурикова, просидел с 6 вечера до 2 ч. ночи. Много говорили и читали Иоанна Златоуста, Василия Великого и т.п. Интересный он человек. Недавно вышел в «Севере» мой рисунок, конечно, изуродован, тем не менее он Сурикову очень нравится, название - «Созерцатель».

15. А.В.НЕСТЕРОВОЙ
Москва, 17 октября 1888 г.
Дорогая Саша!
На днях получил ваше письмо и только сейчас нашел возможным написать ответ. Сегодня у меня сильный подъем нерв по причинам совершенно понятным. Моя картина сегодня была открыта для желающих видеть ее, как вещь, официально конченную, и перебывало у меня человек около десяти. Была, между прочим, Варвара Ивановна, при ней приехал Поленов, а за Поленовым Ступин со своим редактором и кое-кто из товарищей. Общее мнение благоприятное. Поленову вещь, по-видимому, тоже нравится, но он заметил много такого, что необходимо нужно исправить и кое-что изменить. Я во многом с ним согласен и переделаю, конечно, не сейчас, а так через месяц, а то теперь картина эта мне надоела до боли. Пока начну «Пустынника», а когда он надоест, то примусь вновь за «Зелье приворотное». В среду Поленов пригласил на какой-то торжественный обед. Пойду. На прошлой неделе я с товарищем Левитаном ездили в имение Поленова и при довольно оригинальной обстановке. Мы не попали на поезд и решили 26-27 верст сделать на пролетке. Извозчик попался хороший и недорого, и мы благополучно добрались до Жуковки, где и пробыли три дня.

16. А.В.НЕСТЕРОВОЙ
Москва, 29 октября 1888 г.
[...] Вы меня поздравляете с успехом, меня с ним поздравляют многие, но я с таковым поздравить себя не могу... Картина моя («Приворотное зелье») не будет на Передвижной, это почти дело решенное, я давно сказал, что выставлю вещь лишь тогда, когда буду ясно видеть, что она будет из первых. «Приворотное зелье» будет замечено, но... это все не то... Конечно, надо много хладнокровия и воли, чтобы не поддаться искушению, но бог даст, удержусь... У меня как-то была вся семья Поленова, и им картина тоже понравилась. Затем был некий большой барин Всеволожский (познакомился с ним у Поленовых). Теперь же картина снята с мольберта и никому не показывается. Завтра начну писать «Пустынника», опять восторг, опять разочарование и отчаяние, но такова участь большинства художников, живущих чувством в ущерб разуму. У Поленова я бываю по четвергам и там же обыкновенно обедаю. Завтра звали обедать и на вечер к Мамонтовым. Много работаю Ступину и сильно-таки устал, нужно бы отдохнуть, но не сумеешь. Много надежд на Уфу, что-то будет?..

17. И.С.ОСТРОУХОВУ
Уфа, 21 декабря 1888 г.
Многоуважаемый Илья Семенович, начинаю свое письмо официальными строками, желая Вам приятно провести праздники, а в предстоящем новом году завоевать больше славы и... ну, и денег. Простите за прозаичность последнего пожелания, оно невольно, но искренне: ведь с этим сопряжена возможность попасть с Вами за границу, что для меня немаловажно. Что Ваши картины? Довольны ли Вы ими? И что вообще в Москве интересного, кроме морозов и благополучного исхода конкурса? От души рад за Левитана и поздравляю его. Что и как на выставке, как мое детище себя чувствует? Где его поставили и каков глас народа? Желал бы хоть на час перенестись в Москву, добровольно отрешаясь от всех благ, которыми окружен здесь. Здесь, правда, недурно. Мастерская у меня очень удобная, в три окна, и больших. Словом, в подобной мастерской я работаю впервые. Досуги свои посвящаю еде, питью и сну: недурно? Впрочем, много катаюсь, у отца недурные лошади, и им от меня приходится плохо. Я не живу здесь и трех недель, а совершенно стал сибиряком. Холода на меня не действуют, и мне жаль бы было расстаться с зимой, однако все же числа 10-12-го думаю отсюда уехать. «Пустынник» приходит к концу. Кроме него я делал иллюстрации к истории Петра Великого и некоторые другие [...]


Дальше »

"Видение отрока Варфоломея" (будущего св. Сергия Радонежского) - одна из самых таинственно-поэтичных и прелестных картин последнего десятилетия XIX века. Здесь, что редко бывает у Нестерова, удался ему и тип юного святого, его застывшая в священном трепете фигура, его поглощенное сосредоточенным восторгом лицо с широко открытыми, уставившимися глазами. Чарующий ужас сверхъестественного был редко передан в живописи с такой простотой средств и с такой убедительностью. Есть что-то очень тонко угаданное, очень верно найденное в стройной фигуре чернеца, точно в усталости прислонившегося дереву и совершенно закрывшегося своей мрачной схимой Но самое чудное в этой картине - пейзаж, донельзя простой, серый, даже тусклый и все же торжественно-праздничный. Кажется, точно воздух заволочен густым воскресным благовестом, точно над этой долиной струится дивное пасхальное пение..." (А.Н.Бенуа)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100