На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть вторая

233. А.А.ТУРЫГИНУ
Хотьково, 4 июня 1901 г.
Что с тобой, дружище А. А., от тебя вот уже с месяц нет вестей? Умер ты или притворяешься мертвым? Будь благоразумен - откликнись, напиши цыдульку. Я сижу у святых отцов, в Гефсиманском скиту, услаждаю свой ум беседами с батюшкой - отцом Иулисм, моим смешным старичком Авраамием и прочей почтенной братией, так или иначе, но я отдыхаю от безалаберной зимы, а Ольга моя живет в Крейцнахе и, кажется, с пользой. [...] Знаешь ли ты, что Чехов женился на Книппер, лучшей артистке Художественного театра, М.Горький был опасно болен, но теперь ему лучше, что здесь, в Москве, на каждом углу и окне торчат портреты Л.Толстого, М.Горького и Шаляпина, со всевозможными посвящениями этим трем героям настоящего времени. Знаешь ли ты, что «Красные бабы» приобретены в Венеции правительством Италии для Национального музея в Риме, славная плюха нашим блюстителям и собирателям хлама для музеев (где за последнее время, кроме прекрасных вещей Нестерова, и взглянуть не на что). Словом, живем пока, дышим и если что - шапками закидаем! [...]

234. А.А.ТУРЫГИНУ
Хотьково, 27 июня 1901 г.
А.А., пишу тебе из св. обители Хотьковской, из тех мест, где когда-то жил маленький Варфоломей, потом св. Сергий, пишу тебе из тех мест, где некогда и я был молод, был полой надежд и самых смелых упований, из коих более половины погибло безвозвратно и только кое-что сбылось... Я усердно работаю этюды к моей будущей картине, к картине, где я надеюсь подвести итоги моих лучших помыслов, лучшей части самого себя. Два года жизни, два года хотя бы относительного здоровья и силы, думаю, достаточно, чтобы спеть эту свою «лебединую песнь». До половины этюдов собрано. Еще остается полтора месяца, в которые буду работать в Соловецком и Уфе... Во вторник приезжает Ольга из Крейцнаха, а в четверг я еду в Соловецкий и, кажется, с Вологды па пароходе, что увеличивает интерес вдвое. Еду я с молодым художником Чирковым (на Передвижной «Баржа на Амуре»). Пробуду в Соловках пока не выгонят (там ограниченное время можно жить «без дела»). А потом в Уфу, там закончу коллекцию этюдов и в Киев. В Киеве подготовлю образа абастуманского иконостаса и в начале октября в Абастуман. Налажу там дело, оставлю помощников и в Киев, там и начну картину, буду ее работать до января, ну а там, что бог даст!.. В Уфе думаю встретиться с Горьким. Знаешь ли, он сидел в «одиночном» за петербургские беспорядки и только недавно больным выпущен и едет в Уфимскую губернию на кумыс. Там и Чехов с молодой женой, там же, кажется, будет и мой ялтинский приятель - доктор. Все народ любопытный и повидаться с ними после моих монастырей и одиночного душевного заключения будет приятно. Читаешь ли ты «Россию», читай, пожалуйста, там презабавные карикатуры пишет талантливый Дорошевич, недавно пресмешно пародировал он Розанова (твоего друга) и моего друга Сигму. Брось свое «Новое время» или подбей, чтобы у «Красного моста» выписали «Россию». Она, конечно, такая же «подлая», как и «Новое время», но талантлива и «современна» - бестия. [...]

235. А.А.ТУРЫГИНУ
Соловецкий монастырь, 15 июля 1901 г.
Пишу тебе, А.А., несколько строк из Соловецкого. Тут много интересного, много своеобразного, но все это я как бы видел когда-то во сне и передал в своих первых картинах и некоторых эскизах. Тип монаха новый, но я его предугадал в своем «Пустыннике». Жизнь вообще очень неудобна, особенно тяжела общая трапеза и помещение. Я еду не один, с молодым художникам Чирковым. [...]

236. А.А.ТУРЫГИНУ
Нижний Новгород, 25 июля 1901 г.
Пишу тебе, Александр Андреевич, с перепутья из Нижнего, где я провел два приятных дня у Горького, написал с него удачный этюд, которым надеюсь воспользоваться в будущем. Горький здоров и весел, полон энергии и планов на будущее. Беседы с ним живые, увлекательные и интересные. «Высидка» его в нижегородской тюрьме не отразилась на нем угнетающе. Он вынес из нее много наблюдений и лишний раз убедился в добродушии русских людей. Конечно, высидка имеет и свои худые стороны, как то, что пока Горькому воспрещен въезд в большие города и столицы. И теперь, когда он собирается ставить у Станиславского свою пьесу-драму, это будет чувствоваться особенно ярко. Много, много было затронуто милых и любезных русскому человеку тем. Тут и Толстой, и Шаляпин, и Горький, и Васнецов с Нестеровым не были забыты. Говорилось в упор, без ломанья и обходов. Живет Горький безалаберно, у него милая жена, но, кажется, совсем но хозяйка. Постоянно приходят разного звания люди, и мне думается, что Горького сильно должно утомлять. Разные «интеллигенты» идут в его карман, как в свой. [.. ].


Дальше »

"В картинах Нестерова нет случайностей, все подчинено смыслу, идее. И совсем не случаен тот элемент, который заметил я после многих-многих знакомств с «Видением отроку Варфоломею». Тихий пейзаж без четкой перспективы, мягкие полутона приближающейся осени, придающие всему своеобычную умиротворенность, спокойствие, и только единственное живое существо - подросток - стоит, окаменев от увиденного. Лицо отрока, как и сама природа, в великом спокойствии, но чувствуется за этим покоем мятущийся дух подростка, ненайденность им пути своего к святости, чистоте и добру остро сквозит в сознании отрока Варфоломея. И вот я обнаруживаю для себя новую линию в картине, как второй план в художественной литературе. Рядом с подростком тихая беззащитная елочка, ее зеленый трезубец вершинки не готов еще к будущим бурям, к открытой борьбе за существование, она скромно прячется в увядающей траве и как бы с боязнью озирается окрест, где живет, дышит, движется большой, не осознанный ею сложный мир. За плечами отрока стоит молоденькая, голенастая, тоже не окрепшая березонька, всего несколько зеленых веточек обрамляют ее ствол. Все это - олицетворение молодости, беззащитности, неистребимой тяги к будущему, интересному, неведомому."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100