На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть вторая

220. А.Н.БЕНУА
Петербург, 6 августа 1900 г.
Дорогой Александр Николаевич!
[...] Сегодня с 11 ч. до 4 провел в обществе С.П.Дягилева и Д.В.Философова. Много было переговорено, многого пришлось коснуться такого, что вызывает горячие возражения и разноречия, но не приводит ни к охлаждению, ни тем более к чему-либо острому. Есть надежда, что зима и ряд вопросов, поставленных самой жизнью, даст возможность прийти к желательному полному согласию. Художественный мой возраст таков, что заставляет быть в своих поступках медлительным и осторожным. Пора юношеского пыла прошла. Увы!..

221. Л.В.СРЕДИНУ
Киев., 7 октября 1900 г.
[...] На днях в здешнем университете были прочитаны неким Александровским две лекции «о Горьком и его босяках», я был на лекциях, поскучал изрядно, и только... Впечатление такое, что этот самый Александровский, признавая Горького «с одной стороны», признавал и за собой - Александровским - немалые права на авторитетное покровительство и поощрение «несколько, правда, преувеличенного дарования, но все же дарования Максима Горького» - «с другой стороны». Все это продолжалось часов пять и поражало меня наивностью серьезного тона лектора и нас, покорных и простодушных слушателей. А впрочем, ну их, этих благожелательных и неблагожелательных критиков и покровителей... Сейчас передо мной стоит портрет покойного Левитана и так пристально смотрит на меня, как бы говоря: стоит ли волноваться, плюнь, брат, на это дело и береги свое здоровье!.. И правда. [...]

222. А.А.ТУРЫГИНУ
Киев, 9 октября 1900 г.
Давно от тебя не было вестей, сегодня, наконец, получил твое краткое письмо. Это время я сильно работал, а как? - можешь судить потому, что за полтора месяца сделано мною двенадцать эскизов, да написаны (подготовлены) четыре образа. Устал и изнервничался жестоко. Хочу числа 20-го проехать куда-нибудь, может быть, к знакомым в имение, а то в Крым, теперь там Чехов и еще кое-кто из людей любопытных. По газетам теперь идет сильная перепалка в художественном мире. Письма Репина и Дягилева в «России» подняли опять всех на ноги. Забавно! «Сторонний» по своей глупости оказал медвежью услугу Виктору Васнецову, да и Рериху тоже. А впрочем, ну их всех... Относительно картины «Сергий» получил известие от Альберта Бенуа, который пишет, что картина стоит все на старом месте (очень хорошо, я сам ее там поставил временно). Картиной очень интересуется публика. Великий князь при Бенуа в музее не был и, насколько ему известно, ничего не говорил про картину и вообще ничего но слышно про то, что передавали тебе. Между прочим, он догадывается откуда эти слухи: это Тевяшев, быть может, Свиньин, да и Брюллов, думаю, тоже, огорченные картиной и, больше того, мною, решили принять зависящие от них меры к ее удалению. Тевяшев обращался к Бенуа с вопросом: «По какому праву картина принята в музей?» - на это Бенуа сказал: «По распоряжению великого князя».
Они там все на ножах и один злится на другого. Быть может, «интрига» и есть, и я допускаю, что и вел. князь мог сказать на хитрые речи Тевяшева что-либо. Во всяком случае, я все сделаю, чтобы «Сергий» остался в музее и только в крайнем случае (как и написал я Бенуа, поручая ему судьбу «Сергия») предложу взамен «Чудо». Тебе рекомендую быть с Брюлловым на этот счет осторожнее, не сослужи мне службу, за которую тебя пришлось бы поминать лихом, не сделайся невольно орудием ловких людей и, зная мою горячность, не спеши с известиями. С следующего месяца начну картины, хотя вопрос о том, буду ли в этом году участвовать на выставке, остается открытым - если буду, то у Дягилева (конечно, выйдя из Товарищества). Итак, «сезон» открыт - дай бог благополучного начала.

223. Л.В.СРЕДИНУ
Киев, 11 ноября 1900 г.
[...] Сообщение Ваше о В.М.Васнецове меня порадовало, видимо, человек стряхнул с себя обузу труда да к тому же и снял свое «архиерейское облачение», оно совсем его задавило, как бедную голову Бориса шапка Мономаха. Из когда-то милого, живого, увлекательного и увлекающегося - он в Москве у себя стал олицетворением «Московских ведомостей», да хорошо бы если времен Каткова - а то нет... И как это все скучно, утомительно и безжизненно. [...] Но так или иначе, в Крыму и на Кавказе Васнецов был прежний В.М., милейший человек, и это хорошо, и хорошо, главным образом, для него. Что сказать Вам о себе - работаю, работаю, как батрак, без радостей, удовлетворения доставая свое «дневное пропитание». Образа, которые я пишу, мало меня трогают. Дай бог, чтобы те, кто будет на них молиться, нашли в них себе утеху. Ольга все болеет, худа и желта, как мощи. Горький, по газетам, «отделал» почтеннейшую публику Художественного театра, слишком усердно заявлявшую свое «обожание» ему. Смелый он человек, и нервы у него хорошие, не всякий бы решился сказать то и так, как сказал он. И поделом ротозеям![...]


Дальше »

Из писем Нестерова: "Видел на днях Дункан. Получил огромное наслаждение. Этой удивительной артистке удалось в танцах подойти к природе, к ее естественной прелести и чистоте. Она своим чудным даром впервые показала в таком благородном применении женское тело. Дункан — артистка одного порядка с Дузе, Девойодом, Шаляпиным, Росси, словом — гениальная... Поскольку она «иллюстрирует» Бетховена или Шопена — это меня (а может быть, и ее) мало занимает. Своим появлением в мир хореографии она внесла струю чистого воздуха, и после нее на наш балет невольно будешь смотреть, как на раскрашенную красавицу в ловко сделанном парике и отличном корсете. Как пошлы и лживы после этой божественной босоножки — все «стальные носки»! Смотреть на Дункан доставляет такое же наслаждение, как ходить по свежей траве, слушать жаворонка, пить ключевую воду... Успех она здесь имеет громадный..."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100