На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть вторая

220. А.Н.БЕНУА
Петербург, 6 августа 1900 г.
Дорогой Александр Николаевич!
[...] Сегодня с 11 ч. до 4 провел в обществе С.П.Дягилева и Д.В.Философова. Много было переговорено, многого пришлось коснуться такого, что вызывает горячие возражения и разноречия, но не приводит ни к охлаждению, ни тем более к чему-либо острому. Есть надежда, что зима и ряд вопросов, поставленных самой жизнью, даст возможность прийти к желательному полному согласию. Художественный мой возраст таков, что заставляет быть в своих поступках медлительным и осторожным. Пора юношеского пыла прошла. Увы!..

221. Л.В.СРЕДИНУ
Киев., 7 октября 1900 г.
[...] На днях в здешнем университете были прочитаны неким Александровским две лекции «о Горьком и его босяках», я был на лекциях, поскучал изрядно, и только... Впечатление такое, что этот самый Александровский, признавая Горького «с одной стороны», признавал и за собой - Александровским - немалые права на авторитетное покровительство и поощрение «несколько, правда, преувеличенного дарования, но все же дарования Максима Горького» - «с другой стороны». Все это продолжалось часов пять и поражало меня наивностью серьезного тона лектора и нас, покорных и простодушных слушателей. А впрочем, ну их, этих благожелательных и неблагожелательных критиков и покровителей... Сейчас передо мной стоит портрет покойного Левитана и так пристально смотрит на меня, как бы говоря: стоит ли волноваться, плюнь, брат, на это дело и береги свое здоровье!.. И правда. [...]

222. А.А.ТУРЫГИНУ
Киев, 9 октября 1900 г.
Давно от тебя не было вестей, сегодня, наконец, получил твое краткое письмо. Это время я сильно работал, а как? - можешь судить потому, что за полтора месяца сделано мною двенадцать эскизов, да написаны (подготовлены) четыре образа. Устал и изнервничался жестоко. Хочу числа 20-го проехать куда-нибудь, может быть, к знакомым в имение, а то в Крым, теперь там Чехов и еще кое-кто из людей любопытных. По газетам теперь идет сильная перепалка в художественном мире. Письма Репина и Дягилева в «России» подняли опять всех на ноги. Забавно! «Сторонний» по своей глупости оказал медвежью услугу Виктору Васнецову, да и Рериху тоже. А впрочем, ну их всех... Относительно картины «Сергий» получил известие от Альберта Бенуа, который пишет, что картина стоит все на старом месте (очень хорошо, я сам ее там поставил временно). Картиной очень интересуется публика. Великий князь при Бенуа в музее не был и, насколько ему известно, ничего не говорил про картину и вообще ничего но слышно про то, что передавали тебе. Между прочим, он догадывается откуда эти слухи: это Тевяшев, быть может, Свиньин, да и Брюллов, думаю, тоже, огорченные картиной и, больше того, мною, решили принять зависящие от них меры к ее удалению. Тевяшев обращался к Бенуа с вопросом: «По какому праву картина принята в музей?» - на это Бенуа сказал: «По распоряжению великого князя».
Они там все на ножах и один злится на другого. Быть может, «интрига» и есть, и я допускаю, что и вел. князь мог сказать на хитрые речи Тевяшева что-либо. Во всяком случае, я все сделаю, чтобы «Сергий» остался в музее и только в крайнем случае (как и написал я Бенуа, поручая ему судьбу «Сергия») предложу взамен «Чудо». Тебе рекомендую быть с Брюлловым на этот счет осторожнее, не сослужи мне службу, за которую тебя пришлось бы поминать лихом, не сделайся невольно орудием ловких людей и, зная мою горячность, не спеши с известиями. С следующего месяца начну картины, хотя вопрос о том, буду ли в этом году участвовать на выставке, остается открытым - если буду, то у Дягилева (конечно, выйдя из Товарищества). Итак, «сезон» открыт - дай бог благополучного начала.

223. Л.В.СРЕДИНУ
Киев, 11 ноября 1900 г.
[...] Сообщение Ваше о В.М.Васнецове меня порадовало, видимо, человек стряхнул с себя обузу труда да к тому же и снял свое «архиерейское облачение», оно совсем его задавило, как бедную голову Бориса шапка Мономаха. Из когда-то милого, живого, увлекательного и увлекающегося - он в Москве у себя стал олицетворением «Московских ведомостей», да хорошо бы если времен Каткова - а то нет... И как это все скучно, утомительно и безжизненно. [...] Но так или иначе, в Крыму и на Кавказе Васнецов был прежний В.М., милейший человек, и это хорошо, и хорошо, главным образом, для него. Что сказать Вам о себе - работаю, работаю, как батрак, без радостей, удовлетворения доставая свое «дневное пропитание». Образа, которые я пишу, мало меня трогают. Дай бог, чтобы те, кто будет на них молиться, нашли в них себе утеху. Ольга все болеет, худа и желта, как мощи. Горький, по газетам, «отделал» почтеннейшую публику Художественного театра, слишком усердно заявлявшую свое «обожание» ему. Смелый он человек, и нервы у него хорошие, не всякий бы решился сказать то и так, как сказал он. И поделом ротозеям![...]


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "И мы инстинктом поняли, что можно ждать, чего желать и что получить от Перова, и за малым исключением мирились с этим, питаясь обильно лучшими дарами своего учителя... И он дары эти буквально расточал нам, отдавал нам свою великую душу, свой огромный житейский опыт наблюдателя жизни, ее горечей, страстей и уродливостей. Все, кто знал Перова, не могли быть к нему безразличными. Его надо было любить или не любить. И я его полюбил страстной, хотя и мучительной любовью... Перов вообще умел влиять на учеников. Все средства, им обычно употребляемые, были жизненны, действовали неотразимо, запечатлевались надолго. При нем ни натурщик, ни мы почти никогда не чувствовали усталости. Не тем, так другим он умел держать нас в повышенном настроении."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100