На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть вторая

215. А.А.ТУРЫГИНУ
Горячий ключ, 18 мая 1900 г.
Давно не писал я тебе. С 6 мая я начал свои странствования. Отправив Ольгу в Уфу (она снова поступила в институт), я в тот же день проехал в Одессу, где видел новый памятник Екатерине, по обыкновению банальный и бездарный, виделся там кое с кем из знакомых, - на другой день на пароходе двинулся на Севастополь - Ялту. Погода чудная, море тихое, кормят здорово, и я всегда в море чувствую себя моложе и бодрее... В Ялте в тот же вечер отправился к своему милому доктору, узнал, что Чехов уехал в Москву, Ермолова еще не приезжала. Горький в Ялте - в Ялте же Рахманинов (композитор) и Мамин-Сибиряк, все они бывают у Средина (доктор). Через несколько дней ждут Виктора Васнецова, сын которого живет у Срединых уже месяца три. На другой день познакомился с Горьким, это очень высокий сутулый человек, с простой широкоскулой физиономией, русыми волосами, в одних усах. Портрет Репина похож, но в нем, как и всегда почти у Репина, выдвинута отрицательная сторона человека - и тут ускользнуло очень существенное выражение мягкости и доброты в лице Горького. Мы почти сошлись сразу, он оказался моим большим почитателем, и это самое почти всегда упрощает первое знакомство, поселяя доверие и симпатии, тем более что и я очень люблю талант Горького и жду от него много впереди, как жду от Малявина и Шаляпина, этих трех мужиков, выдвинувшихся так ярко и быстро. Горький умный, тонко развитой, простой и наблюдательный человек (хотя образования он и не получил). Из трех вышеназванных на меня он сделал впечатление более развитого и устойчивого, хотя в смысле даровитости природы выше всех я должен поставить Шаляпина, необыкновенно быстро схватывающего все и столь ярко отражающего собой красоту и всяческую прелесть жизни в своем искусстве. Рахманинов - это балованный молодой музыкант, который себе цену знает. Мамин-Сибиряк (тоже ярый мой поклонник) - проживший жизнь неудачник (он сильно пьет). Время провел я в Ялте хорошо, интересно. А теперь сижу у приятеля-земляка около г. Екатеринодара, в местечке Горячий ключ (это мой адрес). Здесь чудная природа, тишина, и я отдыхаю от культуры, сплю, ем, купаюсь и работаю эскизы в Абастуман, отсюда числа 1-2 июня проеду в Абастуман, а оттуда под Москву, в Уфу, в Париж. Словом, буду все лето до сентября ездить, а потом засяду за дело.
Напиши мне до отъезда в Абастуман, что знаешь и про что знаешь...
Завтра мне стукнет 38 годов, пора за ум взяться...

216. А.А.ТУРЫГИНУ
Аляухово, 24 июня 1900 г.
[...] Что тебе сказать нового? Ну, да хотя бы то, что Дягилев получил от государя 45 тысяч руб. на ведение «Мира искусства» на три года - это выхлопотал Серов во время сеансов в Зимнем дворце. Малявин, Коровин (Костя) и Серов удостоены золотой медали. Это знатная затрещина Академии и наша победа. Репин выходит из Академии, а Левитан доживает последние дни - его сердечная болезнь развилась, и говорят, он не перенесет. Жаль его - я его искренне люблю и ценю. Но долой мрачные мысли!.. Вчера начали судить Савву Мамонтова (это пошли мысли игривые). А завтра, может быть, вы, сидя в Петербурге, объявите войну, и мы, рыцари и амазонки Аляухова, должны [будем] покинуть ванны и мирный отдых, идти на бранное поле. Но довольно. Отвечаю тебе о Горьком... Он теперь совершенно здоров - у него был бронхит, и Ялта его поставила на ноги.
Гораздо опаснее нездоров Чехов, у того в легких неважно. [...]

217. Л.В.СРЕДИНУ
Аляухово, 8 июля 1900 г.
Здравствуйте, дорогой Леонид Валентинович!
В своих странствованиях не было мне времени побеседовать с Вами, и теперь только из своей глуши, подмосковной деревни, из тихой обстановки безусловного отдыха, я могу поделиться с Вами впечатлениями проходящего лета. Из Вашей Ялты я отправился на Новороссийск, откуда, как и хотел, проехал к своему приятелю, там пожил недели две, отъелся, нервы успокоились, и я решил проехать в Абастуман. Чудный морской день, подобравшаяся компания добродушных спутников доставили много удовольствия. Затем путь от Боржома до Абастумана и свидание со старыми знакомыми там. Впечатления минувшего, осмотры и соображения, касающиеся храма, несколько этюдов с места последних минут наследника - все это заняло меня. Там я узнал, что в Тифлисе были М.В.Васнецов, Чехов и Горький, проехали по Военно-Грузинской дороге с большой помпой и исчезли с Кавказа в неведомые страны. Осмотрев злополучный храм, я с полной откровенностью поведал обо всем великому князю, а затем гр. Толстому и милейшему Свиньину, который, не имея больше приманки в лице наследника, совершенно запустил храм, масса всевозможных недочетов и промахов делают храм негодным к росписи. Мозаики, которые я хотя и предложил вел. князю, тоже едва ли приложимы, так как их не выдержат тонкие своды купола. По недавним известиям из Питера дело это императрица желала бы довести до конца, а также вполне сочувственно расположена к Вашему покорному слуге, а следовательно, надо терпеливо ждать, что я и решил делать. [...]


Дальше »

"В картинах Нестерова нет случайностей, все подчинено смыслу, идее. И совсем не случаен тот элемент, который заметил я после многих-многих знакомств с «Видением отроку Варфоломею». Тихий пейзаж без четкой перспективы, мягкие полутона приближающейся осени, придающие всему своеобычную умиротворенность, спокойствие, и только единственное живое существо - подросток - стоит, окаменев от увиденного. Лицо отрока, как и сама природа, в великом спокойствии, но чувствуется за этим покоем мятущийся дух подростка, ненайденность им пути своего к святости, чистоте и добру остро сквозит в сознании отрока Варфоломея. И вот я обнаруживаю для себя новую линию в картине, как второй план в художественной литературе. Рядом с подростком тихая беззащитная елочка, ее зеленый трезубец вершинки не готов еще к будущим бурям, к открытой борьбе за существование, она скромно прячется в увядающей траве и как бы с боязнью озирается окрест, где живет, дышит, движется большой, не осознанный ею сложный мир. За плечами отрока стоит молоденькая, голенастая, тоже не окрепшая березонька, всего несколько зеленых веточек обрамляют ее ствол. Все это - олицетворение молодости, беззащитности, неистребимой тяги к будущему, интересному, неведомому."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100