На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть вторая

210. А.А.ТУРЫГИНУ
Киев, 14 марта 1900 г.
Что о тебе, друг мой, ни слуху, ни духу? Уж не болен ли ты? Смотри, брат, нашему брату хворать не полагается - это дело стариковское, а мы с тобой еще «молодчики». Вчера прочел в «Новом времени» критику, ну, брат, и злую же собаку там нашли. Как он, дуй его горой, меня отхватал. Я было хотел огорчиться, но прочел еще раз и успокоился - не стоит, да и глуп тот писака, который хочет повредить мне такой откровенной злобой. Как бы в ответ на его статью сегодня Дягилев телеграфировал, что утром получил официальное извещение о том, что «Сергий» приобретен в Музей Александра III. [...]

211. А.А.ТУРЫГИНУ
Киев, 23 марта 1900 г.
[...] Со дня па день жду известия от Левитана: нам всем - «перебежчикам», подписавшим четвертый параграф условий Дягилевской выставки (где говорится, что мы обязуемся все лучшие вещи ставить у Дягилева и только хлам на Передвижной), сделан запрос от Товарищества: как мы намерены поступить и как мы относимся вообще к делам Товарищества? Словом, вопрос ребром, а так как я и Левитан еще в Москве решили действовать сообща, то, быть может, сообща придется и выйти из Товарищества. Он телеграфировал: «жди письма». Вообще же это дело называется «влопались» паки и паки! [...]

212. А.А.ТУРЫГИНУ
Киев, 7 апреля 1900 г.
[...] Твое желание исполнилось: я и Левитан оказались достаточно стары, чтобы быть «благоразумными», и, получив от Дягилева запрос: как быть? и готовность все сделать, чтобы удержать нас у себя, решили написать Товариществу, что мы остаемся в нем на старых условиях. При этом я прибавил, что с моей стороны, ввиду спешных и ответственных заказных работ, возможно лишь временное отсутствие на выставках вообще. Кратко и мило. Дягилев очень встревожен, хотя и пишет, что дела вообще идут хорошо, печать за них, и Архипов, Виноградов, Пастернак, Бакшеев прислали согласия участвовать на выставке будущего года, а также есть предположение, что и Суриков будет у Дягилева. Я, как и прежде, не могу сердиться на него, в особенности же за параграф 4-й. Мы все были в твердой памяти и здравом уме и вольно же нам было то подписывать, что не следует. А Дягилев - он как на войне. По нем все средства хороши. Не удалось нас перессорить с передвижниками, он обойдется и без этого. Пока только, кажется, без нас начинать ему неохота. Ну, словом, поживем - увидим. [...]

213. А.А.ТУРЫГИНУ
Киев, 26 апреля 1900 г.
Что это от тебя, дружище, нет вестей? Откликнись, поведай, чем ты теперь занят и почему молчишь? Через неделю или полторы я покидаю Киев. 3-го у Ольги экзамены, 6-го она едет в Уфу, а я сначала в Крым, где сейчас собралось несколько интересных людей: Чехов, Горький, Ермолова и еще кое-кто. С ними хочется встретиться, с Горьким же - познакомиться, благо у нас есть общий приятель - доктор, о котором я, кажется, тебе говорил. Любопытный человек, талант его в уменье умно, интересно «слушать». Он, несмотря на то что в последнем градусе чахотки, - есть центр всего, что более или менее интересного бывает в Ялте. Тонкий знаток музыки, литературы и живописи. Каков клад для нашего брата - и это все мы чувствуем - и счастливы. Как тебе известно, война в художественном мире все разгорается. Заварил кашу Дягилев, дай бог ему здоровья. Будут его помнить!.. Когда выйдет номер «Мира искусства» с статьей обо мне - купи этот номер и пошли в Уфу, Вас. Ив. Нестерову, старик рад будет прочесть тот вздор, который там напишут. [...] Теперь работаю Оржевской образа и делаю эскизы к будущей картине,3 которая, если все будет у меня благополучно, появится года через два. Картина сложная во всех отношениях, поело нее хоть и на покой - все главное будет сказано. [...]

214. О.М.НЕСТЕРОВОЙ
Ялта, 11 мая 1900 г.
Третьего дня приехал в Ялту, в тот же вечер был у Срединых, где все по-старому, очень мило, спрашивали о тебе. Вчера познакомился с М.Горьким (Алексеем Максимовичем Пешковым). Сошлись мы почти сразу и по душам проговорили до ночи. Он любит мои вещи - я его. Он очень живой, интересный человек, с огромной будущностью, которая не за горами уже. До отъезда будем видеться ежедневно у Срединых.
Ермоловой еще нет. Чехов уехал в Москву.
Ждем сюда В.М.Васнецова. Здесь Алеша.


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "И мы инстинктом поняли, что можно ждать, чего желать и что получить от Перова, и за малым исключением мирились с этим, питаясь обильно лучшими дарами своего учителя... И он дары эти буквально расточал нам, отдавал нам свою великую душу, свой огромный житейский опыт наблюдателя жизни, ее горечей, страстей и уродливостей. Все, кто знал Перова, не могли быть к нему безразличными. Его надо было любить или не любить. И я его полюбил страстной, хотя и мучительной любовью... Перов вообще умел влиять на учеников. Все средства, им обычно употребляемые, были жизненны, действовали неотразимо, запечатлевались надолго. При нем ни натурщик, ни мы почти никогда не чувствовали усталости. Не тем, так другим он умел держать нас в повышенном настроении."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100