На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть вторая

160. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 12 ноября 1896 г.
Здравствуй, Александр Андреевич!
Вместе с письмом от тебя мне принесли письмо от злополучного юбиляра - Репина, который в нежных выражениях приглашает меня принять участие на его выставке эскизов, обещая «все поставить со вниманием и почетом». Но, что делать! приходится отказаться от столь лестного и почетного приглашения и предпочесть ему скромную выставку акварелистов. Да! Репин, бедняга, свалял дурака! Поведал всему миру крещеному о том, что лучше бы было сохранить в тайне. Если уже в самом деле бог послал ему не по заслугам, то и сохрани этот излишек про черный день на старость, когда все пригодится, а не давай это дорогое и заветное трепать по белу свету. Не выдержал, сердечный, своего «величия», распустил слезу, покаялся всенародно. Но «лежачего не бьют», а потому и мы оставим его с меланхолией и покаянием в окаянстве его... Твое письмо имеет немало интересных подробностей, и с некоторыми пропусками я хочу прочесть его В.М.Васнецову, которого дела Академии живо интересуют... Заметил ли ты этюды Дальнего Севера - Борисова. Этот молодец был проездом у нас в Москве и показывал свои этюды В.Васнецову, где видал их и я. С такой энергией можно уйти и дальше Новой Земли, где Борисов прожил несколько месяцев, познакомился с белым медведем, цингой, тюленьим жиром и многим тем, что нам знакомо было когда-то по географиям, а позднее (гораздо) по письмам норвежца Нансена. В этюдах можно проследить развитие большого таланта и будущего крупного пейзажиста. Хорош ли Щербиновский и Малявин? Напиши и подробнее, дали ли эти двое лучшее против прежнего или все то же. Конечно, жду от тебя подробного описания выставки наших зарейнских друзей. Не невозможно и то, что до рождества я приеду к вам в Питер вместе с другими членами Товарищества на общее собрание членов по поводу юбилея Товарищества, а следовательно, буду иметь возможность видеть французов лично. [...]

161. Е.М.ХРУСЛОВУ
Уфа, 26 декабря 1896 г.
[...] Вы спрашиваете новостей и подробностей нашей поездки в Питер. Поездка не была удачна для москвичей: наша обычная искренность и увлечение, наши порывы, встречи и негодования предали нас в руки наших более зрелых, хладнокровных противников-петербуржцев. И, кажется, не за горами то время, когда правление перейдет из рук москвичей в Питер к Маковскому, Лемоху и Брюллову. Савицкий и Остроухов отказались, Касаткин близок к тому же. Заседание было очень бурное, бестолковое, длилось до 4-го часа ночи. В результате празднества ограничиваются изданиями альбома из четырех (кажется) выпусков по сорок пять снимков каждый с произведений членов Товарищества за 25 лет. Общая стоимость альбома 9 или 12 рублей. Первый выпуск должен быть готов к открытию выставки в Петербурге, остальные в течение года. Заведующими по изданию альбома выбраны Мясоедов, Архипов и Ап.Васнецов. Печататься будет альбом у Фишера. Затем предполагается обычный обед, где будут гостями семьи художников, а бар. М.П.Клодт протанцует обычный финский танец, Кузнецов успешно представит паука и муху. Позен будет рассказывать свои только еврейские рассказы, В.Маковский побренчит на рояле, кто может напьется, а кто может - и напьется, и на «малый» съездит. Словом, будет так, как было при дедах и отцах, хотя отцы и деды жили веселей своих внучат... В Москве мы по-прежнему скучаем на пятницах, едим колбасу на субботах, а в праздники ходим слушать протодьякона и радуемся колокольному звону. Появился в Москве артист - певец Шаляпин (24 лет) - поет он в Частной опере. Дар у него чудный, трагик он первоклассный. Росси и Девойод, быть может, превосходят его своей школой, но не глубиной и искренностью. Созданный им Грозный царь в «Псковитянке» - фигура живая, трагическая, полная той болезненной и странной поэзии, которая всюду заложена в сказаниях и песнях о царе Иване Васильевиче. Относительно «Монахов» могу в дополнение сказать следующее: в Киеве можно их уступать за 1000 рублей. По окончании же полного путешествия пускайте и дешевле - рублей за 700, что ли (между нами). Вообще было бы очень хорошо, если бы Вам удалось ее не привозить в Москву. В Москву приехал Виноградов, но я его не видал. В Уфе проживу недели две и числа 10- 12-го надеюсь быть ужо в своей Кокоревке. [...]

162. А.Н.БЕНУА
Уфа, 26 декабря 1896 г.
[...] Если Вы в Петербурге, то очень прошу Вас последить за постановкой моих эскизов; желательно было бы во всяком случае разделить их на две коллекции: Киевского собора - отдельно и храма Воскресения - отдельно. Желательно, чтобы повешены эскизы были не высоко: во второй ярус могут пойти более декоративные, эскизы же, в которых имеют значение лица, их выражение, - повесить внизу. Названия и цены каждого эскиза отдельно сообщены мною Альберту Николаевичу. [...] Ваши впечатления от наших мюнхенских дебютантов, конечно, очень неутешительны. Левитан опасно болен, у него внезапно открылся сильнейший порок сердца, доктора не обещают ничего доброго. Жаль его - он и человек хороший, и художник даровитый, я же лично имею к нему особую симпатию, как к школьному товарищу, с которым шел с семнадцатилетнего возраста, знал его жизнь и знаю, с какой энергией и трудом человек этот пробил себе дорогу и завоевал себе положение. Посылаю Вам снимок со своей картины «Юность пр. Сергия». Напишите мне Ваши впечатления как от акварельной выставки, так и от выставки эскизов, устроенной Репиным, каковы эскизы самого Репина и есть ли что интересного у молодежи -его учеников или вообще академистов? [...] Приятно было узнать, что мотивы Руси живут в Вас и за границей. [...]


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "И мы инстинктом поняли, что можно ждать, чего желать и что получить от Перова, и за малым исключением мирились с этим, питаясь обильно лучшими дарами своего учителя... И он дары эти буквально расточал нам, отдавал нам свою великую душу, свой огромный житейский опыт наблюдателя жизни, ее горечей, страстей и уродливостей. Все, кто знал Перова, не могли быть к нему безразличными. Его надо было любить или не любить. И я его полюбил страстной, хотя и мучительной любовью... Перов вообще умел влиять на учеников. Все средства, им обычно употребляемые, были жизненны, действовали неотразимо, запечатлевались надолго. При нем ни натурщик, ни мы почти никогда не чувствовали усталости. Не тем, так другим он умел держать нас в повышенном настроении."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100