На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть вторая

157. А.А.ТУРЫГИНУ
Вифания, 2 июля 1896 г.
[...] Я помню твой вопрос о Врубеле, ты всполошился с ним, вероятно, прочитав статью в «Новом времени» некоего Гарина (инженера Михайловского тож). Я эту статью не читал, но об ней знаю, знаю и то, что она писана «по найму» Мамонтовым, которому не повезло на выставке с Врубелем. Словом, это дело «семейное». И знаю, что тут страсти распалены жестоко и, несмотря на все это, должен сказать, что Врубель большой талант, талант чисто творческий, имеющий свойство возвышенного, идеального представления красоты, несколько внешнего характера, с большими странностями психически ненормального человека, но, повторяю, это талант. Судьбу Врубеля предсказать трудно. Этот человек, имея множество данных (воспитание, образование, даже ум), не имеет ни воли, ни характера, а также ясной цели; он только «артист». Нравственный его склад не привлекателен. Он циник и способен нравственно пасть низко. Если все это не важно, для того чтобы завоевать мир, то он его завоюет. Забракованные его работы я не видал, а отзывы так разноречивы и резки, что трудно что-либо обо всем этом сказать. Во всяком случае, от него можно ждать много неожиданного и «неприятного» для нашего покоя и блаженства в своем ничтожном величии. [...]

158. А.А.ТУРЫГИНУ
Уфа, 30 июля 1896 г.
[...] Курс уфимского сидения моего кончается. В субботу еду в свою родную, любезную Москву, а там числа 15 августа, если позовут, то съезжу в Киев. Здесь, в Уфе, работал усердно. Написал картину, сюжет ее простой, но довольно поэтический, концепция картины, кажется, удалась. Связь пейзажа с фигурой, так сказать, одна мысль в том и другой, способствует цельности настроения. К «Житию пр. Сергия» этюды почти все сделаны, которых нет - надеюсь успеть сделать в те промежутки, которые есть у меня в запасе между всяческими поездками, а там с первых чисел сентября, если бог потерпит грехам, засяду в Кокоревке и начну действовать. К январю у меня делов скопилось множество, некогда и похандрить будет, а похандрить есть о чем; здоровье мое так себе, нервы, не знаю, долго ли вынесут всю ту работу, которую я наваливал на них в продолжении десяти лет. [...]

159. А.Н.БЕНУА
Москва, 17 сентября 1896 г.
Дорогой Александр Николаевич!
Ваше письмо и газеты на днях доставлены мне из Уфы. Сердечно благодарю за любезное содействие Ваше и добрые чувства ко мне. Из письма Вашего видно, что единственное препятствие для участия моего на январской акварельной выставке с моими эскизами устранено само собой, и, таким образом, желание княгини Тенишевой может быть исполнено - эскизы будут высланы к назначенному сроку в Петербург. Перед возможным своим отъездом из Москвы я поручу это дело г-ну Грабье - нашему поставщику рам и комиссионеру по части укупорки и отправки картин. Вас же попрошу меня заблаговременно уведомить о сроке доставки эскизов, а также и адрес, чтобы я мог успеть своевременно дать знать г-ну Грабье. Очень вероятно, что мною будут выставлены, кроме эскизов к храму Воскресения, и все оставшиеся у меня эскизы к Владимирскому собору. Эскиз «Спас нерукотворный» у меня один с изображением Иоанна Крестителя и богоматери на белом фоне. Замечания же комиссии прямо мною введены в картон масляными красками. Эскиз образа «Воскресения» для наружной мозаики храма у меня сохранился. Он одного размера с остальными, у меня же находятся и два эскиза образов «Александра Невского» и «Воскресения», в тот же храм, заказанные мне обществом офицеров кавалергардского полка (дар полка храму). И если княгиня пожелает их иметь, то стоимость всех трех я определяю в 550 руб. (два по 150 руб. и один в 250 руб.). Что касается уплаты денег за приобретаемые эскизы, то я думаю, что таковая должна быть произведена не ранее, как эскизы будут поступать в полное владение княгини, то есть частью по закрытии выставки, частью же по написании с эскизов образов. (Меня очень радует мысль, что эскизы мои не только будут в хороших руках, но что со временем они могут быть достоянием общества.) Вчера я виделся с Виктором Михайловичем Васнецовым и передавал ему желание княгини иметь в своем собрании его работы. Он охотно бы предложил княгине что-нибудь теперь же, но Третьяков забрал все сделанное Виктор Михайлович для Владимирского собора в галерею. Эскизы же к храму Воскресения и для базилики Нечаева-Мальцева не начаты, когда же таковые будут, он с удовольствием предложит их на выбор княгини. Газетные статьи я прочел и очень опечалился неудачей моего дорогого приятеля, я вещи эти видел, и одна из них («Сибирь») прямо хорошая, интересная и настроенная - не испортило ли дело место, отведенное картинам, о такой оказии я не говорил злополучному автору... За Левитана и Серова рад - хорошие художники, да и люди тоже. Я же продолжаю упорствовать и думаю, что как ни плохо удалась наша Нижегородская выставка, но на ней я большего достиг, нежели послав в Мюнхен, который в свое время, конечно, не уйдет, Всероссийская же выставка повторится через десять лет... За Москву, за Кремль наш и за все хорошее спасибо Вам, плохое же и мы видим, но о том помалкиваем. Интересно, что-то Вы скажете о галерее Третьякова и картине Иванова?? («Явление Христа народу»). В минувшем августе нам пришлось пережить памятные дни киевских праздников. 20 августа совершилось освящение Владимирского собора, 19-го, накануне, была первая всенощная в соборе, всенощная, о которой мы с Васнецовым мечтали несколько лет, еще на лесах собора. Это было для нас нечто несравненное ни с чем - это был поистине «праздник сердца». [...]


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "И мы инстинктом поняли, что можно ждать, чего желать и что получить от Перова, и за малым исключением мирились с этим, питаясь обильно лучшими дарами своего учителя... И он дары эти буквально расточал нам, отдавал нам свою великую душу, свой огромный житейский опыт наблюдателя жизни, ее горечей, страстей и уродливостей. Все, кто знал Перова, не могли быть к нему безразличными. Его надо было любить или не любить. И я его полюбил страстной, хотя и мучительной любовью... Перов вообще умел влиять на учеников. Все средства, им обычно употребляемые, были жизненны, действовали неотразимо, запечатлевались надолго. При нем ни натурщик, ни мы почти никогда не чувствовали усталости. Не тем, так другим он умел держать нас в повышенном настроении."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100