На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть вторая

155. А.А.ТУРЫГИНУ
Вифания, 14 июня 1896 г.
Письмо твое, Александр Андреевич, я получил перед своим отъездом в Нижний - Уфу. Письмо мало и по размеру, и по содержимому, не пора ли тебе начать говорить «о серьезном». Впрочем, это дело твое, а мое - поведать тебе, во-первых, что я в Уфу не попал, вернулся из Нижнего обратно к монахам и проживу у них недели три еще. Вернулся после осмотра выставки, - после массы впечатлений от затраты нервов своих (на что я их только не трачу!). Вернулся отдыхать и отдохнувши поеду в Уфу до августа, до вероятной поездки в Киев, на освящение собора, которое, слышно, состоится в присутствии государя 15 августа... Про выставку скажу следующее: она грандиозна, скука на ней немногим меньшая, чем у вас у Красного (или у Синего - не помню никогда) моста. Цены ужасающие. Лучший отдел «Дальнего Севера» (Мамонтовский) с панно К.Коровина и многими подробностями, живо и со вкусом подобранными. Затем не может не обратить внимание мануфактурный отдел, как по богатству своих витрин, так и экспонатов. То, что можно видеть у Сапожниковых, у Морозовых - не встретишь и в прославленной Европе. Отделы Военный, Среднеазиатский, вероятно, тоже хороши, но слишком специальны, а «галерея машин» есть обидное скопище разных Шульцев, Кирконфов, Листов и иных очень русских немцев. Даже как случайного исключения в этом отделе нет ни одного русского имени. Чтобы на этот раз кончить с немцами, скажу, что немец Рубо выставил свою интересную панораму «Покорение Кавказа» (местами до иллюзии), там, по-моему, мастерство и ловкость идут рука об руку с талантом. Нельзя сказать того же про немца же - Шильдера. Там только мастерство. Ну, кажется, с немцами покончил. Перейду к К.Маковскому, а кончу Общим художественным отделом и тогда пойду спать, если хочешь, и ты можешь пойти соснуть маленько, а впрочем, и это дело твое... Картина «Минин» показывается в отдельном павильоне, за отдельные 3 гривенника. Все сделано автором в интересах картины. Он позаботился о ней, как о дорогом покойнике. Похороны первого разряда; ковры, гобелены, возвышенные места для зрителей, рекламы. Картина колоссальных размеров (кверху). Огромная толпа с традиционным юродивым, девицей, вынимающей из ушей серьги и проч.; все на картине есть, Минин машет руками, крестный ход выходит, все так, как нужно. Но боже! как жалко Маковского. Ведь это агония большого таланта. При огромных размерах все мелко, ничтожно, даже бархаты и ткани на этот раз плохи. В общем же огромная затрата энергии в пустопорожнее место (если Маркс не предложит поместить в виде премии к своей «Ниве»). Ну довольно, для зрячих Маковский конченый - публика же, на его счастье, еще слепа и с радостью отдает 30 к., чтобы сказать, что она видела Маковского... Один художественный отдел беден и мал. В отделе Товарищества повешены картины но авторам, и кому бабушка ворожила, тем хорошо, мне она, по обыкновению, позабыла поворожить, и мои вещи повешены неважно. «Сергий» еще ничего, а бедных монахов задрали на «Сергия», и они пропали. На все воля божия!.. Забавны финляндцы, они декадентствуют умышленно, есть кроме Эдельфельта два-три способных. Из отдела Товарищества убраны два панно Врубеля. Говорят, очень интересны, хотя и не без обычных странностей. Причиной такому решению и не Врубель, а то, что «папы» разбранились. (Витте с Мамонтовым с одной стороны и Толстой - с другой.) Ну а нам, признанным судьям, как было не стукнуть лишний раз по макушке такого сопутника, как Врубель, авось, мол, и пойдет ко дну. [...]

156. А.Н.БЕНУА
Уфа, 27 июня 1896 г.
Дорогой Александр Николаевич!
Спасибо Вам большое за письмо Ваше и добрую память обо мне.
С удовольствием узнал, что Москва наша пришлась Вам по сердцу. На вопросы Ваши могу сообщить Вам следующее: участие мое со своими эскизами на акварельной выставке, к сожалению, не зависит всецело от меня. Будучи избран в число членов Товарищества передвижников, я по уставу не имею права единовременно участвовать на двух выставках в одном и том же городе, и таким образом, если Товарищество будет настаивать на исполнении устава, то я буду вынужден отказаться от своей первоначальной мысли и поставить эскизы на Передвижную со своими картинами. Во всяком случае это вопрос будущего. Я же лично, повторяю, остаюсь на стороне того, что акварели более уместно быть выставленной на акварельной же выставке. На вопрос Ваш о том, что буду я делать с своими эскизами к храму Воскресения и имею ли я в виду продавать их, отвечу - охотно, но мне надо еще с них написать образа и сдать их в комиссию, на что понадобится около года, таким образом, я продать могу их с некоторой оговоркой, обусловив себе право пользоваться ими до окончания работ. [...] Покончив с вопросами, перейду к тому, что сообщу два-три слова о себе, или вернее, о том, что я делаю и делал. В Уфе я недели три, пишу здесь картину из былого старообрядчества, так поэтически описанного в произведениях А.Печерского. До Уфы я жил по монастырям под Москвой, собирал материал к житию пр. Сергия - и складень из трех образов-эпизодов к житию надеюсь окончить к Передвижной и таким образом сниму с себя данное когда-то слово-обет написать «Житие пр. Сергия». Здесь, в Уфе, пробуду недолго, уеду в Москву и, быть может, в Киев, где 17-18 августа состоится освящение храма св. Владимира в присутствии государя. С сентября же поселюсь на зиму в Москве (Кокоревская гостиница). Несмотря на то что Вы уезжаете далеко, я не теряю надежды получать кое-когда вести о Вас. Да и теперь было бы приятно слышать более подробное описание московских впечатлений, а также не слышно ли что из Мюнхена о наших «дебютантах»… Интересно, что поделываете Вы? [...]


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "Первое дежурство было Перова. Мы, новички, его, конечно, уже знали, много о нем слышали. Благоговели перед ним почти поголовно. Он был настоящая знаменитость. Его знала вся Россия. Его "Охотники на привале", "Птицелов" были в тысячах снимков распространены повсюду. И вот этот самый Перов перед нами... И такой простой, и такой неожиданный, яркий, нервный... Вот он ставит натурщика. Как это все интересно... Голое тело здоровенного Ивана принимает всевозможные положения, пока, наконец, после долгих усилий, Перов приказал "замелить" - отметить мелом положение и место следков, и предложил нам начинать. Мы уже сами выбрали себе места, и работа началась, по три часа ежедневно в продолжение месяца."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100