На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть первая

132. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 27 сентября 1894 г.
Здравствуй, Александр Андреевич, два твои письма «до востребования» получил, спасибо за них. Жду обещанных известий об Академии, ее преобразованиях и проч. Что-то там делается? Кто ректор? Неужели Павел Брюллов? Тогда уже лучше Шамшин, за тем хоть громкие традиции эпохи, за П.Брюлловым же ни традиций, ни таланту. Говорят, умен, образован... Ректору Академии не это нужно (там для этого найдутся люди, да П.Брюллов, говорят, и не обладает преимуществом этим в значительной степени, быть же умнее Бодаревского и образованнее Еф.Волкова, право, не бог знает что за совершенства). Ректор должен иметь почетное имя, он лишь знамя, хоругвь Академии. Имена Айвазовского, Репина, покойного Крамского, еще два-три, достойны звания ректора. Но Паша Брюллов, Лемох, Корзухин и К - это только забавно. Виктор Васнецов от руководительства Отделом религиозной живописи в Академии отказался, подав прошение об отставке «по болезни». Васнецов, по-моему, еще с большей пользой может оставаться художником, чем быть руководителем десятка или двух сомнительных талантов. Покойный Перов, отдавшись преподавательству, скоро начал терять значение как художник. Совместить то и другое трудно, приходится служить одному в ущерб другого. Я поселился в Москве, занят исполнением заказанных мне образов для мозаик храма Воскресения (что на Екатерининском канале).[...]

133. В.К.МЕНКУ
Москва, 30 сентября 1894 г.
[...] Поклон Ваш Васнецовым передал, и они очень благодарят Вас и просят поклониться от них. Теперь они живут в своем доме (Ново-Троицкий пер., д. 9, близ 4-й Мещанской). Устроились отлично, мастерская прекрасная, обширная, и в ней теперь раскинули «Богатырей», вставили их в раму. От руководства классом религиозной живописи Виктор Михайлович отказался, подав на высочайшее имя прошение об отставке «по болезни». Аполлинарий Михайлович занят работой, ряд прекрасных картин, намеченных летом, ждут окончания. Левитана пока здесь нет, нет и Серова, который с Костей Коровиным были на счет Мамонтова на севере - на Мурмане. Впечатления очень занимательны, жаль, что они пропустили Соловки. Архипов, Пастернак, Корин, кажется, Бакшеев и Касаткин - преподаватели в школе вместе с Савицким, взамен выбывшим Поленову (временно), Маковскому, Прянишникову, Лебедеву, С.Коровину и Васильеву. Работ их я не видал, почти еще нигде не был. Суриков здесь, оканчивает своего «Ермака» в Историческом музее, где и мне удалось его видеть. Картина эта, как Вы и знаете, очень больших размеров (8,5 арш.) и своими достоинствами, быть может, превышает все, что писано Суриковым до сих пор. Огромный патриотический подъем, эпопея - это главное, чем зритель с первых моментов проникается. Взят решительный момент битвы, так сказать, «именины» удалого воинства, огромная дикая толпа инородцев начала подаваться, в ней заметна паника, а на первом плане несколько сот удальцов под стягом Милостивого Спаса беззаветно двигаются вперед, руководимые непреклонной волей Ермака. Вот пока все, что мне известно или что вспомнилось о москвичах-художниках. [...]

134. РОДНЫМ
Москва, 5 октября 1894 г.
[...] Работа моя двигается, со вчерашнего дня начали ходить еще двое натурщиков, теперь дело двинулось сильно, и в субботу думаю начать красками. Сегодня был у меня Виктор Михайлович и Костя Коровин. «Воскресение» В.М. понравилось, Коровину очень понравились эскизы к Владимирскому собору. Получил очень сердечное, милое письмо от П.О.Ковалевского. [...] Видел этюды Серова и Коровина, в общем они очень красивы, по два же или по три у каждого прямо великолепны. На Соловецкий остров они не попали совсем. Тем лучше для меня и тем хуже для них. [...]

135. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 20 ноября 1894 г.
Два твои письма, Александр Андреевич, я получил и благодарю тебя за них. Твои сообщения, хотя и не достаточно полны, но и они, конечно, проливают некоторый свет на дела художественные как Академии, так и вообще в петербургском мире искусств. Ты пишешь, что лучшего «ректора», как В. Маковский, и не придумаешь и что не можно быть таковым Павлу Брюллову, - конечно, нельзя, даже издатель Маркс и тот никогда не брал для своих премий П.Брюллова, предпочитая ему братьев Маковских (хотя и рыночные, а все же «знаменитости»). Не знаю, было ли это почетное звание предложено Репину или Поленову? - эти двое были бы «красивые» ректоры, имели бы свой тон и приятную физиономию. Но все это к слову, а в сущности, не все ли равно - поп ли, попадья ли или попова невестка?! [...]

136. РОДНЫМ
Москва, 27 ноября 1894 г.
[...] Был у меня Павел Михайлович Третьяков, пробыл около часу, смотрел с большим вниманием как образа, так и эскизы Владимирского собора. Из образов более других понравился «Александр Невский», которого я только вчера дописал вчерне, - и, кажется, он мне удался, есть и тон, и настроение. Из эскизов понравились многие, между прочим, «Варвара», «Филарет», «Арсений», оба «Благовещения» и зеленый иконостас. Вообще был очень любезен, но о цене не спрашивал, уходя, обещался у меня быть еще и советовал выставить эскизы на Периодическую. Почему-то визит его, несмотря на то что оп не заикнулся о покупке, оставил у меня хорошее, приятное впечатление. От меня он пошел к Аполлинарию. Михайловичу Васнецову. У него тоже пробыл долго, но и у него о «цене» не было решено, что очень опечалило милого Апол. Мих. [...]


Дальше »

"Для меня нестеровские творения кажутся недосягаемой высотой. Картины его захватывают целиком и полностью воображение, они дышат величием, покоряют высотой мысли. Работая над новыми картинами, отойду от мольберта, пригляжусь, подумаю: а как бы увидел он эту же, рисуемую моим воображением картину? Так, как я, или совершенно по-другому? Одобрил бы или нет? Становится страшно, что за спиной стоит великий земляк, пристально наблюдает... Как бы оценивает тебя, твою работу. И ощущение это придает сил..." (Файзрахман Исмагилов)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100