На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть первая

128. РОДНЫМ
Киев, 29 мая 1894 г.
Дорогие папа, мама и Саша!
Эта неделя прошла тихо, собирался комитет, я представил два эскиза,1 один старый, без изменения ангелов (лучшей композиции я придумать не мог), другой новый, вовсе без ангелов, его, конечно, и выбрал злополучный комитет, устранив, таким образом, лучшее место композиции, о чем я и заявил им в собрании. Нижняя часть картины осталась та же, тот же пейзаж с долиной Иорданской и синевой горы Илионской, тот же бледно-зеленоватый цвет раннего утра, словом, пейзаж остался мне в утешение, в нем, кажется, можно кое-что сказать. Для дела и время такое постановление выгодно: и дела меньше, да и скорее кончу. Федоров в то же заседание обратился через Прахова ко мне с тем, что не могу ли я продать ему первый эскиз (с ангелами). После совета с Васнецовым и Праховым решил заказать повторение, потом я пройду его сам и поднесу Федорову как дар. Таким образом, оригинал останется у меня и коллекция не разрознится, да и Федорову - милому и очень любезному человеку - сделаю любезность, которой он стоит. (Сегодня повторение принесут, делает его ученик школы, стоит пустяки.) Сегодня закажу подрамник, на неделе кончу рисунки с натуры (ходят по два натурщика в день), а в будущую субботу, быть может, начну контуры образа на полотне. [...] Если возможно, достаньте журнал «Артист» (за апрель), там есть статья о Третьяковской галерее, а в ней нежности по моему адресу, там же напечатана повесть Апол. Васнецова «Деревенский иконописец» (очень мило). Здоровье мое пока ладно, время идет в работе и в беседах с В.М., много говорится в таких беседах хорошего, далеко улетаешь в них мечтой, особенно когда что удается. Часто и казним себя нещадно, все бывает.

129. А.А.ТУРЫГИНУ
Киев, 19 июля 1894 г.
[...] Ты нередко пытаешься пугать меня сомнением по поводу моих соборных работ, на этот раз к обычному припеву в конце письма прибавляешь несколько слов о «спасении» моем и «византийщине». По-моему, «спастись» можно только через любовь, возлюбишь ты «византийщину» - спасешься, возлюбишь «ренессанс» - тоже спасешься. Сила любви, искреннее увлечение артиста (конечно, с талантом) - дает право на спасение. В Москве живет художник Суриков - он написал когда-то «Морозову», теперь, говорят, окончил гениально «Ермака», не будучи повинен в «византийстве». Он несомненно, спасется. Талант и паче того - гениальность при искренней любви есть несомненная и прямая дорога к спасению. Удастся ли мне, грешнику, «спастись», то есть полюбить и любя выразить любимое - не знаю; покажет время и дело. Повторяю, что «византийщина» тут ни при чем, хотя естественней мне чувствовать ее потому, что она больше мне сродни, чем что другое, и лицо русское мне милее, но без умыслу, а только потому, что родился и вырос я среди людей русских. Противное есть ненормальность; как ни хороши друзья, как ни хороши «заморские страны», а отец с матерью, а пуще того «родимая сторона» милее всего на свете, и пристрастие такое законно, естественно и плодотворно. [...]

130. А.М.ВАСНЕЦОВУ
Уфа, 14 августа 1894 г.
[...] Устал я душой и телом, лето прошло неожиданно плохо. Хорошо, что Вы не унываете, работаете. Дай бог, чтобы все Ваши проекты и начинания были доведены до наилучшего разрешения. Из Вашего письма я узнал, что Костя Коровин и Серов поехали по поручению С.И.Мамонтова на север в Архангельск, но, по-моему, в выборе художников С.И. оказался не находчивым; что будет делать Костенька, например, в «Соловках», как он отпишет природу могучего и прекрасного севера, его необычайных обитателей?! Ведь это не Севилья и не Гренада, где можно отделаться приятной шуткой. Серову же, мне кажется, там будет скучно (как художнику)... А впрочем - никто, как бог!..

131. А.А.ТУРЫГИНУ
Уфа, 7 сентября 1894 г.
Здравствуй, Александр Андреевич, вчера я получил твое письмо с вопросом - где я... Я до сих пор в Уфе и пробуду здесь числа до 17-18-го этого месяца. За долгое молчание мое ты извинишь меня, когда узнаешь причину его... В ночь на 2 сентября скончалась моя матушка, прохворав более двух месяцев. С первых дней моего приезда она слегла, катар, а потом водянка сломила ее еще крепкие силы на 71-м году жизни. Мне с сестрой пришлось быть около больной вес время ее страданий, а также и при кончине ее. Покойная была с ясным, разумным мировоззрением, с очень сильной волей и крайне деятельна, то, что она переделала в своей области, очень значительно и может служить красноречивым примером неутомимости в труде. Я потерял в ней не только мать, но и сознательно относящегося человека к моим планам, затеям. [...]


Дальше »

"В картинах Нестерова нет случайностей, все подчинено смыслу, идее. И совсем не случаен тот элемент, который заметил я после многих-многих знакомств с «Видением отроку Варфоломею». Тихий пейзаж без четкой перспективы, мягкие полутона приближающейся осени, придающие всему своеобычную умиротворенность, спокойствие, и только единственное живое существо - подросток - стоит, окаменев от увиденного. Лицо отрока, как и сама природа, в великом спокойствии, но чувствуется за этим покоем мятущийся дух подростка, ненайденность им пути своего к святости, чистоте и добру остро сквозит в сознании отрока Варфоломея. И вот я обнаруживаю для себя новую линию в картине, как второй план в художественной литературе. Рядом с подростком тихая беззащитная елочка, ее зеленый трезубец вершинки не готов еще к будущим бурям, к открытой борьбе за существование, она скромно прячется в увядающей траве и как бы с боязнью озирается окрест, где живет, дышит, движется большой, не осознанный ею сложный мир. За плечами отрока стоит молоденькая, голенастая, тоже не окрепшая березонька, всего несколько зеленых веточек обрамляют ее ствол. Все это - олицетворение молодости, беззащитности, неистребимой тяги к будущему, интересному, неведомому."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100