На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть первая

1893
88. РОДНЫМ
Москва, 16 января 1893 г.
[...] Вчера побывал на периодической выставке, где любовался поразительным (тициановским) портретом некой m-me Мориц работы Серова и прекрасной картиной Архипова. Потом был у Степанова, который пишет милую вещь: «Облава на волка». Архипова не застал. В четвертом часу поехал к В.М.Васнецову. Его не было дома, но встретили очень радушно. Посмотрел без него картон «Страшного суда». Картон даже и для Васнецова очень хорош. С Виктором Михайловичем встретились как нельзя лучше. Он много извинялся, что не писал мне; в школе получил письмо от бывшего абрамцевского учителя и Черткова, последнее письмо крайне любезно, обещается выслать мне новое свое издание «Для интеллигентного читателя». Посмотрим, но, верно, не обошлось без Толстого. Из слов и разговоров с Васнецовым видно, что отношение ко мне в Москве не изменилось к худшему, как Третьяков, так и Мамонтов заинтересовались как картиной, так и вообще, что делаю я. Хотя это и не увеличивает надежду на Третьякова, он, кроме Архипова, не посетил никого и у Архипова вещи еще не взял. К обеду пришел Аполлинарий, который тоже извинялся, и я его, кажется, жестоко сконфузил. Потом приехал Светославский. После обеда я отправился слушать очень жиденькую оперу «Деревенское рыцарство» и очень интересную и драматическую оперу в 2-х действиях «Паяцы» (Частная опера). Сегодня на обед и на вечер отозван к Васнецову, который завтра утром уезжает и, следовательно, картину не увидит. Утром был у Аполлинария, видел редкостно интересные вещи: «Долина Ика» и «Горное озеро». С завтрашнего дня картину могу показывать. Номер довольно удачный: перед окнами Ильинские ворота и Кремль. Плачу 2 р. в сутки, проживу числа до 29-30-го. Третьего числа последний срок доставки в Академию наук. По слухам, интересны вещи у С. Коровина, Архипова, Сурикова (у всех я буду па днях). Одна вещь у Левитана («Владимирская дорога»). [...]

17 января 1893 г. Воскресенье
Сегодня как проснулся, конечно, сейчас же к картине, но так как день сегодня серый, то в девять часов еще было видно плохо. Теперь же прояснилось, и можно судить смелее. Что картина в раме выиграла - это не надо и говорить. Она очень стройна по композиции, и есть в ней тон, голова Сергия имеет выражение. Но также стали ясны и ее недочеты, которые думаю на днях уже исправить. Это некоторая жидкость тона наверху картины (в тенях хвойного леса), а также кое-где резкость - все это, думаю, не особенно важно и легко исправимо. Во вторник узнаю мнение постороннее. Сегодня уезжает В.М. Вчера я у него обедал и провел вечер. Часов в 8 приехал Поленов, потолковали, маленько выпили и разошлись с миром. Поленов будет, вероятно, па неделе. Сегодня пойду к Левитану, к С.Коровину, а вечером - к Сурикову. [...]

89. РОДНЫМ
Москва, 20 января 1893 г.
[...] Воскресенье все прошло в разговорах и спорах. Утром пришел Паршин, с которым проболтали часов до двенадцати, после чего пошли к Симову, где тоже было немало разговору. Потом к Светославскому в мастерскую и, наконец, обедать у С.Коровина. После обеда поехали к Сурикову, а вечер закончил у Светославских дома в жесточайших спорах и вернулся домой в 3 часа ночи. У Сурикова были с Аполлинарием и видели новую картину Сурикова «Христос исцеляет слепого». Картина небольшого размера. На первом плане сидит фигура слепого с протянутыми руками к солнцу, которое врывается между колоннадой храма. Больной только что прозрел и увидал мир божий в его праздничном виде, залитый солнечным светом. Христос одной рукой прикасается к правому глазу, а другой дотронулся до руки больного. И как бы через эти руки пропускает целебный ток своей благодати. Выражение Христа уверенное и спокойное, настроение его мистическое, а больной вполне реален и рад своему исцелению, как всякий больной. В общем, впечатление очень сильное и своеобразное, картина колоритна, но слабо нарисована. У него два раза был Толстой Л.Н., в восторге от слепого и негодует на Христа. [...] Сейчас был Левитан и Милорадович. Картина очень нравится. [...]

90. РОДНЫМ
Москва, 21 января 1893 г.
[...] В понедельник был у Ступина, встретились очень радушно, надарил он мне детских книжек и звал обедать в воскресенье, вероятно пойду, на днях и он придет ко мне. Вечером был у Переплетчикова на званом вечере. Со вторника открыл картину. В этот день видели: Симов, Светославский и Аполлинарий. Вещь всем очень понравилась, и Аполлинарий нашел ее несравненно выше прошлогодней. Вчера (в среду) были Суриков и Сергей Коровин, Как тот, так и другой наговорили мне много приятного, находят картину своеобразной, чисто русской, хорошо скомпонованной и рисованной, очень нравится тип и выражение лица. Суриков сделал кое-какие замечания, которые я уже исправил, а Коровин много раз благодарил меня за хорошее удовольствие. Но что интересно - это мысль Сурикова назвать картину не «Юность Сергия Радонежского», а словами знаменитой молитвы: «Слава в вышних богу и на земли мир, в человецех благоволение», молитва эта будто бы очень ярко поясняет мою картину, дает простор мысли и чувству и освобождает меня от возможных придирок к историческим неточностям. Мысль эта очень смелая, и мне нравится, и, быть может, я ею воспользуюсь. Вечером был у Мамонтовых, сегодня иду (четверг) к Поленовым, на этой неделе как те, так и другой будут у меня.
Третьяков не бывает нигде пока. [...]


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "И мы инстинктом поняли, что можно ждать, чего желать и что получить от Перова, и за малым исключением мирились с этим, питаясь обильно лучшими дарами своего учителя... И он дары эти буквально расточал нам, отдавал нам свою великую душу, свой огромный житейский опыт наблюдателя жизни, ее горечей, страстей и уродливостей. Все, кто знал Перова, не могли быть к нему безразличными. Его надо было любить или не любить. И я его полюбил страстной, хотя и мучительной любовью... Перов вообще умел влиять на учеников. Все средства, им обычно употребляемые, были жизненны, действовали неотразимо, запечатлевались надолго. При нем ни натурщик, ни мы почти никогда не чувствовали усталости. Не тем, так другим он умел держать нас в повышенном настроении."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100