На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть первая

59. Е.Г.МАМОНТОВОЙ
Киев, 18 декабря 1890 г.
Глубокоуважаемая Елизавета Григорьевна!
Позвольте поздравить Вас с наступающим праздником и Новым годом и пожелать Вам всего лучшего. Дела мои в Киеве принимают все более и более определенное положение: недавно комитет утвердил второй мой эскиз «Воскресение Христово», в настоящее время подписан уже и контракт, и я теперь обязан в шесть месяцев сделать две картины: «Рождество» и «Воскресение Христово» в северном и южном приделах на хорах. При представлении мною второго эскиза комитет включил в неприятную для меня обязанность уничтожить в композиции ангела, для меня же этот ангел был самым приятным и симпатичным местом. Виктор Михайлович разделяет это мое мнение и ратует за меня сильно. Не говоря о прямой выгоде и важности его для цельности и интереса картины, но решение отца протоиерея Лебединцева есть закон и не для меня одного: Виктор Михайлович немало попортил крови от сего непреклонного блюстителя православия. Но так или иначе, формальная сторона с комитетом кончена. В настоящее время я уже начал «Рождество» на стене красками [...] Время от времени получаю кое-какие новости из Москвы, слышали и об успехе москвичей на конкурсе и порадовались за земляков.

60. В.Г.ЧЕРТКОВУ
Киев, 19 декабря 1890 г.
[...] Теперь я уже работаю «Рождество» на стене красками. Композиция картины выдержана в характере легендарных изображений на эти сюжеты, в них я пытался совместить торжественность сцены с поэтической трогательностью ее. Работаю я охотно настолько, насколько это возможно по отношению к заказному сюжету... Если бы мне удалось внести в мой труд долю искренности, я бы не раскаивался в том, что принял этот заказ. [...]

1891
61. РОДНЫМ
Киев, 15 января 1891 г.
Дорогие папа, мама и Саша!
Вчера я получил два письма из Уфы. Одно от вас (строгое), другое от Ивановых, очень приветливое и сердечное. Отвечать им буду вскоре, пока же поклонитесь от меня. Нового за это время случилось немного. В воскресенье был я в Кирилловском монастыре (XII века). Его реставрировал года три-четыре тому Прахов. Там между другими художниками есть работы Врубеля (четыре образа в иконостасе). Писал он их в Венеции под впечатлением старинных мастеров и приложил к этому свой удивительный талант, и вышло нечто, от чего могут глаза разгореться. Особенно хороша местная икона богоматери, не говоря уже про то, что она необыкновенно оригинально взята, симпатична, но главное - это чудная, строгая гармония линий и красок. [...]

62. РОДНЫМ
Киев, 22 января 1891 г.
Дорогие папа, мама и Саша!
Вчера я получил от вас письмо и отвечаю на него. На днях пришла Передвижная выставка, и я свиделся с своим «Варфоломеем», и нужно сказать, что свидание это было не из нежных. Я нашел «его» подурневшим, похудевшим, словом, настолько не таким, как того хотел бы, что думаю, сразу сам и подурнел, и постарел лет на двадцать. Убитый пришел к В.М.Васнецову, который не знал, как и утешить меня. Его и то ввел в отчаяние. На другой день я видел картину уже в раме и на месте, и первое невыгодное впечатление сгладилось немного. Сегодня же (вторник) зашел на выставку (она откроется завтра), чтобы переписать фамилию, которую сделал меньше и благороднее. Там нашел Кузнецова и Терещенко, который расхвалил картину, в двадцатый раз пригласил к себе, просил позволения видеть «Рождество». Все ему обещано в свое время. Выхожу с подъезда (выставка в университете св. Владимира) - встречаю В.М.Васнецова, идущего туда. Условились через час видеться в соборе, где у меня сняты теперь леса, и сегодня я решил показать Васнецову (и только) «Рождество». Работы осталось дней на десять (не написана лежачая фигура, земля и барашки). С трепетом ждал прихода главного своего судьи. Наконец, он пришел и утешил меня. Божится, что моя лучшая вещь на выставке, потом Дубовской, Серов, Репин. Богданов-Бельский не понравился. Он ждал по крикам лучшего. Мальчик хорош, но, по его словам, в картине нет творчества и, за исключением мальчика, все напоминает В.Маковского и Максимова. Но Васнецов согласен, что Богданов-Вельский еще долго будет мне солить на выставках своим успехом, но этим смущаться не следует и т.д. «Рождество» (было уже темно) В.М. тоже понравилось. «Богородица» хороша, и весь тон симпатичен. Всему этому я очень рад. Прахов на днях прислал две телеграммы, где просит немедленно выслать Васнецова и меня несколько экземпляров фотографий, а также мое «Воскресение» (эскиз) и три последних эскиза Виктора Михайловича. Прахов просит на собор еще 442 тысячи, но ему не дают, и вот нас выдвигает он в виде резервов, что-то будет? Е.Г.Мамонтовой эскиз «Рождества» нравится, и она цросила купить ей один экземпляр фотографии, но я решил ей послать в виде подарка. Кузнецов на днях начнет писать большой портрет с Васнецова, в блузе и в фоне одна из его соборных картин. Должно быть очень интересно. Сегодня получил огромное письмо от Светославской с описанием выставок. [...]


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "Школа мне нравилась все больше и больше, и, несмотря на отдаленность ее от дома и оргии, я все же первый год провел с пользой, и хотя весной и не был переведен, как думал, в натурный, но замечен, как способный, был. Уехал домой счастливый и там, незаметно для себя, выболтал все, что мы проделывали у себя на Гороховом поле. Родители слушали и соображали, как бы положить этому конец. И вот осенью, когда я с отцом опять вернулся в Москву, после совещания с Константином Павловичем Воскресенским, меня от Добрынина взяли и поместили в училищном дворе у профессора головного класса П. А. Десятова, но от такой перемены дело не выиграло. Десятое был очень стар и, в противоположность Добрынину, был женат на молодой... кормилице. Жили они тоже нехорошо. От первого брака были взрослые дети. Старик был строптив, грозен, и ему было не до нас - нахлебников. Мы жили сами по себе. И тоже большинство были архитекторы."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100