На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть первая

Вчера я с утра снова осматривал собор, уже более сознательно и спокойно. Чудный памятник по себе оставит Васнецов русским людям. Они будут знать в лицо своих святых, угодников и мучеников, всех тех, на кого они хотели бы походить и что есть их заветные идеалы. Вот как живые стоят Феодосии, Сергий Радонежский, Филипп - митрополит Московский, повыше пророки. Тут типы равны Микеланджело. Вот Моисей, там Иеремия, Соломон, царь Давид - все опи переносят зрителя своими образами в далекое прошлое, дают возможность представить себе целые народы, их обычаи и характеры. Был вчера я в куполе, видел Христа, здесь нет того мудрствования, какое видно у Ге. Христос Васнецова традиционен, но исполнен красоты внешней и внутренней. А сколько поэзии во всех тех серафимах, херувимах, то там, то здесь пересекающих небо своими разноцветными крылами, эти дивные орнаменты, позолота, все это дает храму благородное изящество, и настроение, получаемое от него, близко тому, что ощущаешь после St Marco в Венеции. Желал бы я жить лет через двести и посмотреть собор св. Владимира, когда вся эта позолота утратит свою новизну, краски излишнюю яркость, рассчитанную на много веков. Видел я Васнецова эскизы к Апокалипсису. Тут художественное творчество доведено до того, что если не знать аллегорический смысл Апокалипсиса, то можно, глядя на эти картины, сойти с ума. Это грандиозные сны, это страшный кошмар, это рай! это ад!.. К сожалению, комиссия не нашла возможным допустить эти вещи к исполнению ввиду того, что это не будет понятно для молящихся. Вчера же я был в Софийском соборе. Там сохранилась удивительная мозаика и еще кое-что.

17 марта.
[...] Утром я пошел с А.Васнецовым в Киево-Печерскую лавру. Главная церковь внутри не хороша, все новое и грязно, и я уже начал злиться, но побывавши в пещерах, я остался очень доволен. Они производят более сильное впечатление, чем римские катакомбы. Видел мощи Нестора-летописца, Иоанна-постника и много других... После мы пошли в сад, где уже поют птицы, летают бабочки, словом, весна во всей красе, внизу протекает Днепр широкий, а там бесконечные дали... Погуляли, отправились закусить в монастырскую столовую (дворянскую), где за 70 коп. наелись вдвоем до отвалу, напились квасу и пошли на Аскольдову могилу, где особенно ничего не нашли, и вернулись домой, я напился чаю, отдохнул часика полтора и пошел к Прахову, где был и В.М.Васнецов. После разговора с Праховым дело установилось таким образом. Кроме работы, предложенной Васнецовым по его эскизам, состоящей из шестнадцати фигур святителей, которые будут готовы в эскизах в августе, мне Прахов предлагает сделать эскизы самостоятельные на темы: «Рождество Христово» (правый придел, запрестольная стена, аршин в 9, на хорах. Картина будет вся видна, потому что иконостас в стиле XII века, вышиной не более 3 аршин), «Воскресение Христово» (в левом приделе, на хорах же) и, если эти мне не понравятся, то в крестильне (род алтаря) расписать стены из жизни Владимира и из жизни же Владимира (когда он не был еще христианином) расписать стены по лестнице, ведущей на хоры. И если эскизы будут подходящи и комиссия их утвердит, то эта работа останется за мной. Из отношения ко мне Прахова видно, что он желает, чтобы я работал в храме. Вчера Васнецов представил меня здешнему вице-губернатору, который состоит почетным председателем комиссии. Не знаю, что будет дальше. Завтра с 9 ч. утра иду к Праховым снимать кальки с древних византийских образов, которые должны послужить первообразами будущих картин. Если успею отделаться, то вечером же уеду в Москву, поселюсь около Абрамцева. Пишите в Хотьково до востребования. [...]

48. РОДНЫМ
Абрамцево, 26 марта 1890 г.
[...] Вот уже третий день, как я живу в Абрамцеве, мне Е.Г.Мамонтова любезно предложила поселиться в одном из флигелей, очень удобном, меблированном если и не богато, то вполне достаточно. Компата, которую я занимаю, большая, в три окна, светлая, выходит на поле, вдали видна деревня Быково, а еще дальше синеет лес. Обедаю я у учителя и плачу с ужином и чаем 15 рублей, ходить всего сажень 10-15. С вчерашнего дня начал писать этюд, а вечером скомпоновал эскиз «Воскресения» и на днях начну его писать красками, (его видела Поленова, и ей он очень нравится). «Рождество» пришлось уступить Серову, которому эта тема была предложена раньше (года два назад), и теперь он сделал очень интересный эскиз и обещается начать работать тотчас, как эскиз будет утвержден. Кроме того, у меня намечено несколько тем из жизни св. Владимира для крестильни. Пасху, вероятно, буду встречать в Москве у Кабановых, хотя Мамонтова звала встречать вместе в Абрамцеве, но к ним наедет много знакомых, и я думаю улизнуть. С этой же почтой посылаю вам номер «Недели» от 18 марта, где меня хвалят вторично и усерднее прежнего. Вот не было гроша, да вдруг алтын. В Москве мою картину Поленов хотел поставить на лучшее место. «Что есть истина» Ге с выставки снята в Петербурге недели за две до конца выставки. Бестактность печальная, сами дали картине такое значение, которого она не стоит. Интерес ее вырос в глазах наивных и невежд...
Что-то ждет «Отрока Варфоломея» в Москве? [...]


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "И мы инстинктом поняли, что можно ждать, чего желать и что получить от Перова, и за малым исключением мирились с этим, питаясь обильно лучшими дарами своего учителя... И он дары эти буквально расточал нам, отдавал нам свою великую душу, свой огромный житейский опыт наблюдателя жизни, ее горечей, страстей и уродливостей. Все, кто знал Перова, не могли быть к нему безразличными. Его надо было любить или не любить. И я его полюбил страстной, хотя и мучительной любовью... Перов вообще умел влиять на учеников. Все средства, им обычно употребляемые, были жизненны, действовали неотразимо, запечатлевались надолго. При нем ни натурщик, ни мы почти никогда не чувствовали усталости. Не тем, так другим он умел держать нас в повышенном настроении."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100