На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50 - 51 - 52 - 53 - 54
Михаил Нестеров   

Часть четвертая

600. П.Е.КОРНИЛОВУ
Москва, 28 ноября 1938 г.
[...] Сегодня у меня берут Юдина и Таль с тем, чтобы переслать их в Русский музей через Третьяковскую галерею... Вчера у меня был Я.П.Пастернак и мы столковались с ним по поводу оригинала портрета И.П.Павлова, что находится в Институте экспериментальной медицины в Ленинграде. Оригинал будет обменен на повторение с него, что в Третьяковской галерее. На днях получил письмо от Е.С.Кругликовой, она принципиально согласна позировать для нового портрета. Это может состояться не раньше марта - мая. Приедет ли она в Москву или я в Ленинград, пока сказать трудно: старики тяжелы на подъем... У нас в Москве глубокая осень, темно, и те, кто хотели бы работать, - не могут.

601. Е.И.ПИГАРЕВОЙ
Москва, 5 декабря 1938 г.
[...] Наша жизнь проходит в обычной житейской суете, изредка нарушаемой то тем, то иным событием, вроде приобретения моих портретов в музеи. Судьба портрета Софии Ивановны еще не выяснена. Он всем видевшим его «покупателям» нравится. А мы так к нему привыкли, что не хотелось бы с ним пока что расставаться. Сейчас в художественном мире разгорелись «страсти» по поводу статьи Кеменова в газете «Правда» под заголовком «Без лишней скромности». В какую сторону разрешится возникшая полемика, сказать трудно. Могут быть перемены в составе галереи и многое другое. Давно не видали Кирилла, ждем его посещения. Николай Иванович не забывает нас. Он ведь такой желанный гость на Сивцевом Вражке.

1939
602. М.В.СТАТКЕВИЧ
Москва, 4 апреля 1939 г.
Дорогая Маруся!
Наконец-то я собрался поговорить с Вами. Оправдания для моего долгого безмолвия существенного нет, но кое-что, конечно, тормозило мои благие намерения. Первое, и, быть может, самое существенное, - хворал целый месяц, опять грипп с лежанием в постели, с потерей вкуса и обоняния, с еще большей глухотой; второе, ждал открытия выставки (а их у нас множество), из них ответственных - историческая и молодежная. Обе эти выставки заняли из сорока трех зал Третьяковской галереи двадцать семь. Таким образом, для самой галереи, для ее богатств осталось лишь шестнадцать зал. Остальное стащили в запасник, так на полгода... И вот только два дня тому назад меня вытащили на эти две выставки, и я осмотрел их. Конечно, на исторической главенствуют Суриков, В.М.Васнецов и Репин, хорош Рябушкин. Хорош старый, старый Коцебу (времен Очаковских и покоренья Крыма). Он все пребывал во дворцах, и даже мы, художники, почти не знали. Очень занимательны мирискусники со своим XVIII веком и ампиром. Вот, пожалуй, и все. Молодежь плоховата, и скоро (в мае) уберут. Теперь о себе. Я ничего не делаю, почти год как безмолвствую. Лень и страх, что все ушло, все осталось на степах соборов и надо благоразумно с этим мириться. [...] Я мечтаю, если доживу, в первой половине мая проехать в любезный Киев, если, если, если Маруся будет чувствовать себя сносно и супруги Статкевичи меня пригласят на несколько дней. Так хочется повидать всех вас - милых киевлян. [...]

603. В.М.ТИТОВОЙ
Киев, 24 мая 1939 г.
Пишу тебе, дорогая моя Верушка, с твоей родины - Киева. Как тут хорошо! Все цветет, цветут тысячи каштанов в скверах, по улицам, садам, паркам. Они, как пасхальные свечи в паникадилах, стоят стройно, торжественно. Цветет сирень, вся моя комната наполнена цветами. И так мне хорошо здесь... Неделя прошла, как день, и 27 мая надо ехать в Москву. [...] Мне здесь, у Маруси, так хорошо, даже спина болит меньше и слышу лучше. Все за мной ухаживают, на все лады приглашает меня художественная молодежь поделиться с ними чем-то, послушать моих «сказок» о том, о сем. Отказываюсь, т.к. приехал отдыхать. Все со мной любезны, водят под ручки. А я действительно сильно постарел за год. Мои вещи висят прекрасно и выглядят неплохо... Встреча на вокзале была торжественная, такие будут, думаю, и проводы. Леля постарела, но мила, Маруся прыгает бойко на костылях и закармливает меня вкусностями. Вот тебе мое житье в любезном, нарядном, ласковом Киеве. Все здесь мне нравится...

604. П.Е.КОРНИЛОВУ
Москва, 6 июня 1939 г.
[...] Аркадия Александровича очень жаль, ушел чудесный художник и милый человек. Хотелось бы, чтобы лучшее из его наследства не миновало наших музеев. Об упоминаемом Вами эскизе в архиве Турыгина ничего не могу сказать, ничего о таком не помню. Да и мало ли хлама было за пятьдесят пять лет понаписано. Следует собирать и хранить в музеях лучшее, что дает и оставляет после себя художник. В минувшем месяце гостила в Москве Е.С.Крутикова, и мне удалось написать с нее второй портрет. Видевшие его не бранят. [...]


Дальше »

"В картинах Нестерова нет случайностей, все подчинено смыслу, идее. И совсем не случаен тот элемент, который заметил я после многих-многих знакомств с «Видением отроку Варфоломею». Тихий пейзаж без четкой перспективы, мягкие полутона приближающейся осени, придающие всему своеобычную умиротворенность, спокойствие, и только единственное живое существо - подросток - стоит, окаменев от увиденного. Лицо отрока, как и сама природа, в великом спокойствии, но чувствуется за этим покоем мятущийся дух подростка, ненайденность им пути своего к святости, чистоте и добру остро сквозит в сознании отрока Варфоломея. И вот я обнаруживаю для себя новую линию в картине, как второй план в художественной литературе. Рядом с подростком тихая беззащитная елочка, ее зеленый трезубец вершинки не готов еще к будущим бурям, к открытой борьбе за существование, она скромно прячется в увядающей траве и как бы с боязнью озирается окрест, где живет, дышит, движется большой, не осознанный ею сложный мир. За плечами отрока стоит молоденькая, голенастая, тоже не окрепшая березонька, всего несколько зеленых веточек обрамляют ее ствол. Все это - олицетворение молодости, беззащитности, неистребимой тяги к будущему, интересному, неведомому."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100