На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50 - 51 - 52 - 53 - 54
Михаил Нестеров   

Часть четвертая

556. E.A.ПPАХОВОЙ
Москва, 10 декабря 1934 г.
[...] После летнего «Иванова-Шадра», приобретенного для галереи, я уже в октябре принялся за новый портрет со старого Северцова, и столько же с него, сколько с его чудесного бухарского халата, ему привезенного из самой «Бухарин» года два-три тому назад. В этом экзотическом халате престарелый академик время от времени бродил у себя мне на соблазн, па соблазн моему темпераменту истого живописца - и вот однажды, неожиданно для себя, для Северцова и его халата я предложил ему себя увековечить. Не знаю, почему - потому ли, что он недостаточно надеялся увековечить себя сам, или почему другому, но он охотно предоставил это дело мне, ну и я «ничтоже сумняшеся» взял, да и увековечил его. 16 сеансов в довольно теплые октябрьские дни было достаточно, чтобы совершенно «целиком и полностью» этот почтенный человек был обессмертен к обоюдному удовольствию. Портрет сейчас окончен, показывается желающим на Сивцевом Вражке, и такие авторитеты, как тов. Алябьев и другие, находят портрет удачным, а некоторые идут дальше - находят, что равного этот старый мастер еще не писал и проч. Но «молчание, молчание», как говорил наш общий знакомый Поприщин. [...]

1935
557. Е.А.ПРАХОВОЙ
Москва, 28 января 1935 г.
[...] Эти недели мы, художники (не все и более уже умершие), были очень озабочены судьбой Третьяковской галереи. Пострадали от аварии с отоплением два зала: наш с В.М. и смежный (где лестница), куда лишь накануне были перевешены весь Левитан, Айвазовский, Куинджи, Семирадский. Пострадали больше всего «Аленушка», мой «Сергий с медведем» и «Омут» (Левитана). Вашему портрету, «Богатырям», «Черному морю» (Айвазовского) тоже попало изрядно, но сейчас благодаря братьям Кориным, их энергии, их добросовестности все пришло в полный порядок и б се вещи стали промытые, регенерированные, покрытые лаком, все они стали, как только что написанные. Произошло чудо, подобное тому, как «пожар способствовал к украшению Москвы», или как там это говорится. «Братья» награждены, возвеличены, но как народ умный, носов не задрали!.. Мне предстоит, быть может, написать портрет... Черткова, толстовца, когда-то конногвардейца, сейчас 80-летнего параличного старика, достойного, так сказать, «кисти Айвазовского». Однако не невозможно, что я по разным причинам и откажусь (портрет, по обыкновению, не заказной, но почитатели и сам Чертков очень его желают иметь). Вот я сейчас и понимаю, каково быть Рубенсом, или каким-нибудь Веласкесом, и ничего не поделаешь, «назвался Ван Дейком, полезай в кузов», так-то! [...]

558. А.А.РЫЛОВУ
Москва, 14 февраля 1935 г.
Дорогой Аркадий Александрович!
Я и мои друзья, побывавшие на Вашей выставке, в полном от нее восхищении. О ней хочется говорить, радоваться за искусство, за Вас, сохранившего всю свежесть чувства, всю самую нежную влюбленность в божий мир и во всякую тварь, его населяющую. Глядя на Ваши картины, этюды, рисунки, чувствуешь, что Вы родились юным и сохранили этот чудный дар до сих пор. Вчера на Вашей выставке я написал Вам несколько строк, приглашая Вас к себе. Я буду очень, очень рад Вас повидать, но будет лучше, если Вы найдете свободный час днем и пораньше, так часов в 12, и мы до обеда, который у нас около 2-х, успели бы поговорить с Вами кое о чем и я смог бы показать Вам то немногое из своих работ, что есть у меня.

559. М.М.ОБЛЕЦОВОЙ
Москва, 24 апреля 1935 г.
[...] Последний месяц для меня был очень суетливый: Бубнов (нарком) был у меня и уговорил сделать мою выставку. Я не любитель выставок, но в этом случае пришлось уступить с некоторыми условиями. Выставка должна быть «закрытой» (бесплатной), для художников и приглашенных. Продолжаться должна только три дня, причем я просил не возбуждать никаких ходатайств о наградах и проч. Все было принято. Выставка открылась 2 апреля. Пригласительных билетов разослано тысячи три-четыре, но т.к. их при входе не отбирали, то перебывало народу очень много. Бубнов продолжил выставку еще на три дня и будто бы по одному пригласительному билету проходило в последний день до сорока человек. Седьмого уже закрытую выставку посетил М.Горький, с которым мы не встречались тридцать два года. По всем признакам выставка имела успех. В печати появилась статья в «Правде» и очень сочувственная в газете «Советское искусство» и во «Французской газете». Особенно осталась довольна художественная молодежь... Портрет Шадра (скульптора) уже в галерее, куда идет и «Северцов» (он тяжело болен). Все эти мои приключения оставили на мне след огромной усталости (выставлено было всего шестнадцать вещей, написанных в последние десять лет). Теперь я лежу, отдыхаю, погода дивная, 20 градусов тепла, и так хочется быть на воздухе... Вот какие дела-то, друг мой!.. Выехал «в свет», да и сам не рад, не по мне, не по моим годам такое занятие. Сейчас здесь сезон выставок: чудесная «юбилейная» (семьдесят лет со дня рождения) покойного Серова в Третьяковской галерее (в продолжение двух месяцев), художника Кончаловского и друг. Тяжело болеет знаменитый И.П.Павлов, ему восемьдесят пять лет и выживет ли? Я затевал предстоящим летом поехать к нему и написать с него большой портрет, удастся ли? [...]


Дальше »

"Огромным качеством Нестерова была его абсолютная честность. Ни на какие компромиссы, подлаживания, заискивания неспособная. И так как я знал, что он остался в Москве при большевиках, и знал его ненависть к ним, мне было за него всегда страшно. Но именно эта внушительная честность, а также заслуженное звание мастера его спасли, и в стране, где более ничего не уважается, Нестеров внушил и стяжал к себе уважение." (Князь Сергей Щербатов)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100