На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50 - 51 - 52 - 53 - 54
Михаил Нестеров   

Часть четвертая

552. М.М.ОБЛЕЦОВОЙ
Москва, 7 сентября 1934 г.
[...] В Колтушах я пробыл две недели и дня два-три в Питере, где был в Эрмитаже и Русском музее, посмотрел на содеянное мною когда-то. По приезде сюда ко мне обратился теперешний ректор Академии художеств с предложением профессуры в Академии и, если я соглашусь, с переездом из Москвы, с квартирой при Академии и проч. Я предложение отклонил: стар и дело для меня новое, мало симпатичное. Как-нибудь проживу и так. Летом написал портрет (с скульптора Иванова-Шадра). Хвалят.

553. И.П.ПАВЛОВУ
Москва, сентябрь 1934 г.
Глубокоуважаемый Иван Петрович!
На днях исполнится Вам 85 лет, из них большая часть отдана была Вами русской науке, в ней Вы заняли одно из самых почетных мест. Вы стяжали славу в родной земле, Вас узнали и оценили народы всех стран мира, Вы - достояние всего человечества. Мне, как художнику, выпало на долю не только знать Вас лично, но и написать Ваш портрет. Я трижды провел с Вами и с Вашей семьей незабываемые дни в Колтушах. В день Вашего 85-летия жена и я приносим Вам наши поздравления и пожелания здоровья, благополучия и радости среди близких Ваших. Я прошу Вас в этот день принять от меня на память повторение Вашего портрета, его Вам передаст 27 сентября Всеволод Иванович. Мы оба с женой поздравляем Серафиму Васильевну, Вашего верного и достойного спутника славной жизни и трудов Ваших, с семейным праздником. Наш привет шлем всему Вашему семейству.

554. А.А.РЫЛОВУ
Москва, 5 октября 1934 г.
Дорогой Аркадий Александрович!
Спасибо Вам за письмо. Конечно, я жалею, что Вас не застал дома, не видал Ваших последних работ, новой картины, все это я надеюсь увидать на Вашей московской выставке в декабре - январе. Те вещи, что сейчас поступили в галерею с юбилейной выставки, я люблю за их свежесть, за то, что они такие Ваши, такие характерные для Вас, нашего северного живописца пейзажа. Так хорошо, что Вы снова чувствуете себя помолодевшим и работаете тоже по-молодому. Я в минувшее лето и погулял вне Москвы, но «жиру» не накопил, здоровья тоже. Моя поездка в Ярославль была в этом смысле бесплодна, к тому же в конце третьей недели моих гостин там я повредил ногу и сейчас еще вожусь с ней; врачи нашли выделение солей, попросту подагру, вещь совершенно стариковскую, сейчас меня лечат - и успешно - рентгеном. После Ярославля меня пригласил Ив. Петр. Павлов к себе в Колтуши, где я пробыл еще три недели в полном покое, в отличных условиях и тоже без особой пользы для моего здоровья. Вот тогда-то, после Колтуш, я и был у Вас, у А.П.Остроумовой-Лебедевой и у Кругликовой, никого не застав, походил по Эрмитажу, по Русскому музею и вернулся к своим Пенатам... Работал я, по обычаю последних лет, мало, так по портрету в год (кои, как Вы знаете, я не считаю своей специальностью, просто, можно сказать, «балуюсь»). В минувшее лето я снова разрешился портретом со скульптора Иванова-Шадра. Это не свойственное мне занятие меня тешит, и за то богу слава. Вот и сейчас, в эти осенние дни, я снова одержим портретописанием, начал еще один, чисто живописного свойства. И то сказать, на что не дерзает отчаяние, вызываемое старостью! Итак, дорогой Аркадий Александрович, быть может, к московской выставке Вы и сами пожалуете сюда. Многие москвичи и я среди них буду рад видеть Вас у себя на Сивцевом Вражке (д. 43, к. 12), показать кое-что из того, что сделано за последние лет двадцать.
Походим и здесь, в Москве, по музеям.

555. П.Д.КОРИНУ
Москва, 30 октября 1934 г.
Дорогой Павел Дмитриевич!
Вы порадовали меня тем, что Крым принес Вам пользу, что нога стала подживать и что Вы понемногу работаете... Ваши наброски очень хороши, они дают ясное представление о том пейзаже, среди которого Вы сейчас проживаете. Хочется видеть и Вас, поздоровевшим и окрепшим, и Ваши новые работы. Я тоже что-то «раскомпоновался», как говорил некий Горшков - вятич, приятель Виктора Михайловича... Никак не могу уняться: написал еще один портрет с Алексея Николаевича Северцова. Задачу себе поставил трудную, чисто живописную, а как вышел из положения - приедете, сами, увидите. Те же, кто видел, не ругают, а я и рад... Смотрел работы Александра Дмитриевича, - успех сделал несомненный, не покидая лучших традиций своей Родины, оставаясь непосредственным наблюдателем природы, проникаясь ее красотами, не только внешними, он дерзает и на живописную сторону дела - у него являются краски. Что-то будет дальше?.. По нему вижу, что русский живописец обходился и может обходиться без гг. Сезаннов, и от такого обстоятельства худа не бывает. Непосредственный «контакт» нашего глаза, нашего внутреннего восприятия, а природа только помогает делу. Рисунок А.Д. остается точным. Портрет Шадра, вероятно, будет в галерее. Ну, что Вам еще написать, мой дорогой Павел Дмитриевич. Остается погода, она скучная, осенняя, темно и так будет еще с месяц, а там зима, свет и можно будет подумать о работе... Скучно ведь без нее.


Дальше »

"В картинах Нестерова нет случайностей, все подчинено смыслу, идее. И совсем не случаен тот элемент, который заметил я после многих-многих знакомств с «Видением отроку Варфоломею». Тихий пейзаж без четкой перспективы, мягкие полутона приближающейся осени, придающие всему своеобычную умиротворенность, спокойствие, и только единственное живое существо - подросток - стоит, окаменев от увиденного. Лицо отрока, как и сама природа, в великом спокойствии, но чувствуется за этим покоем мятущийся дух подростка, ненайденность им пути своего к святости, чистоте и добру остро сквозит в сознании отрока Варфоломея. И вот я обнаруживаю для себя новую линию в картине, как второй план в художественной литературе. Рядом с подростком тихая беззащитная елочка, ее зеленый трезубец вершинки не готов еще к будущим бурям, к открытой борьбе за существование, она скромно прячется в увядающей траве и как бы с боязнью озирается окрест, где живет, дышит, движется большой, не осознанный ею сложный мир. За плечами отрока стоит молоденькая, голенастая, тоже не окрепшая березонька, всего несколько зеленых веточек обрамляют ее ствол. Все это - олицетворение молодости, беззащитности, неистребимой тяги к будущему, интересному, неведомому."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100