На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50 - 51 - 52 - 53 - 54
Михаил Нестеров   

Часть четвертая

538. С.В.МАЛЮТИНУ
Москва, 11 апреля 1934 г.
Дорогой Сергей Васильевич!
Сегодня Ваш большой день: семьдесят пять лет жизни, из них пятьдесят лет служения родному художеству, пятьдесят долгих лет неустанного творчества, огромный его диапазон, яркость, плодовитость его, и все это в пору величайшего расцвета русского искусства, в пору Сурикова, Репина, Виктора Васнецова, целого сонма талантливых собратий. Среди них быть одним из первых - какое глубокое, полное удовлетворение! Я со школьных лет восхищаюсь Вашим дивным даром - живописца, фантаста, приветствую Вашу почетную старость, Вашу творческую бодрость, желаю Вам долгих лет радостного творчества.

539. В.М.ТИТОВОЙ
Москва, 2 июня 1934 г.
Вчера с утра и до ночи вспоминал вас, особенно тебя, моя дочка, мне недоставало. Утро началось присылкой из Горок от Над.Ал. великолепного букета огненных маков с приложением поздравления. Затем пошло дело «крещендо», не дали и поспать после обеда, - пришел артист театра Вахтангова Русланов с розами. Пирогов ни 31, ни вчера петь не мог: 31 был вызван петь в высоком учреждении, а вчера неожиданно назначен был петь Мельника в «Русалке». Теперь неведомо, когда соберется, очень сконфужен, а я огорчен. Народу было, как всегда в этот день, было тесно. Орочко принесла великолепный букет пионов, а роз было без конца, как никогда, - были лилии, ландыши же и проч. - не в счет. [...] Сегодня получил извещение из Третьяковской галереи, что 4-го будет у меня их комиссия, для того чтобы кончить дело с покупкой коринского портрета, - посмотрим. О его приобретении было уже что-то в газетах. [...]

540. В.М.ТИТОВОЙ
Москва, 8 июня 1934 г.
Здравствуй, Верушка, и ты, старушка, здравствуй!
Вот кончились и все «торжества». Народу в том и другом случае было много, было шумно, весело. 5-го пел Кузьмич (хорошо) и играла Юдина - превосходно. Играла Бородина («Перезвон») и Бетховена («Лунная соната»). Из новых еще были супруги Шадры (скульпторы) и еще кое-кто. Не было (опять) «Ваничек», не было и «Сережек». Думаю попробовать начать портрет с Шадра (Иванов-Шадр). На другой день - 6-го были с Грабарем супруги Жю-Пэон (китайский художник с женой). Они «европейцы», жили долго в Париже, отлично образованы и одеты. Она красива и мила. Искусство мое очень понравилось (они оба мои почитатели). Он сказал, что «Европа сейчас не имеет такого портретиста». «Если не врет, то правда», - скажу я. Вчера вечером с Кориными были в Пушкине у Кузьмича - пел и отлично поужинали там, вернулись поздно. Сегодня приглашены на юбилей к акад. Зелинскому - пойду на парадное заседание, а на банкет не пойду: начало в 11 ч. веч. [...] Писем получил много - чудесное от Павловых и Лели Праховой. Погода у нас переменчивая, то холод, то тепло и солнышко, как сегодня. Работаю пока мало, но уже «руки чешутся» на новый портрет. Сейчас иду смотреть портрет, написанный Грабарем с китаянки. [...]

541. Н.П.УЛЬЯНОВУ
Москва, 9 июня 1934 г.
Дорогой Николай Павлович!
Одно из самых дорогих приветствий с пятидесятилетием моей художественной деятельности было Ваше приветствие. 1) Потому что Вас я всегда считал истинным художником, а их ведь так мало. 2) Еще потому, что Вы меня побаловали, причислив к тем людям эпохи, когда художество у нас ценилось само по себе. Видел Ваш прекрасный эскиз «Пушкин на балу». Вы непременно с него напишите картину: о Пушкине в живописи сказано мало и не очень удачно...

542. В.М.ТИТОВОЙ
Москва, 23 июня 1934 г.
[...] Третьего дня у меня был хороший день, был в галерее, и при мне повесили мои вещи - повесили отлично, самый придирчивый из нас остался бы доволен. Висят они в нижнем зале (Советское искусство), рядом с «Максимом Горьким» Павла Корина, слева, все вместе - «Корины» и автопортрет, над ними - Виктор Михайлович. Общая гамма - благородная, темная, «эрмитажная». Слабее других автопортрет, и все же неплох. В других залах выставлен и малютинский портрет с меня - отличный «монстр»... Наверху прекрасно размещен ранний Нестеров. Пришел домой довольный, ходил целый день «задравши нос». На другой день «прошло»; прислали из галереи деньги. [...]

543. В.М.ТИТОВОЙ
Москва, 29 июня 1934 г.
[...] Завтра, 30-го, я начинаю работать портрет с Иванова-Шадра (скульптор) в мастерской Александра Корина, который уезжает в Палех. Модель интересная, физиономия и «повадка» в характере Шаляпина... Позировать согласился с удовольствием (мечтал-де об этом). Посмотрим, что выйдет. Заранее волнуюсь, едва ли буду хорошо спать и прочее, что обычно сопутствует такие дни. [...]

544. В.М.ТИТОВОЙ
Москва, 5 июля 1934 г.
[...] Портрет пишу с удовольствием. Голова написана, похожа, и модель в восторге, вчера мы с ним простояли около 8 часов па ногах! я скакал около мольберта, а он позировал. За это время, может, один час ушел на обед (дома). Работаю у Корина-младшего (он уехал в Палех). Там когда-то работал Коненков, работал Нестеров, и он снова там. До своего отъезда надеюсь фигуру кончить, весь же портрет кончу по возвращении из Ярославля. Вот какие дела-то. [...]


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "Оставалось найти голову для отрока, такую же убедительную, как пейзаж. Я всюду приглядывался к детям и пока что писал фигуру мальчика, писал фигуру старца. Писал детали рук с дароносицей и добавочные детали к моему пейзажу - березки, осинки и еще кое-что. И вот однажды, идя по деревне, я заметил девочку лет десяти, стриженую, с большими широко открытыми удивленными голубыми глазами, болезненную. Рот у нее был какой-то скорбный, горячечно дышащий. Я замер, как перед видением. Я действительно нашел то, что грезилось мне: это и был «документ», «подлинник» моих грез. Ни минуты не думая, я остановил девочку, спросил, где она живет, и узнал, что она комякинская, что она дочь Марьи, что изба их вторая с краю, что ее, девочку, зовут так-то, что она долго болела грудью, что вот недавно встала и идет туда-то... Образ был найден."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100