На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50 - 51 - 52 - 53 - 54
Михаил Нестеров   

Часть четвертая

533. Е.П.НЕСТЕРОВОЙ.
14 октября 1933 г., утро, 10 ч.
[...] Вчера был день для меня приятный, утром пошел к Александру, он показал сначала этюды, свежие, яркие, очень тонко написанные, затем показал этюд совершенно неожиданный, не только яркий, красивый, но и широко написанный. Я с удовольствием увидел, что Александр будет и живописец... да, быть может, и какой! Наконец я увидел и картину, во всех отношениях неожиданную. Она маленькая (на доске), отлично скомпонованная и еще лучше писанная. Тонко-тонко. Фигура Танечки великолепна, похожа, со вкусом, хотя и не с изысканным, а со здоровым, естественным. Больше всего по манере приближается к Федотову (без его, конечно, юмора, типов и проч.), но еще больше это «Корин», совершенно новый художник. Радость моя была безмерна, я его и целовал, и миловал, и совсем одурел, он тоже был, видимо, растроган, показал мне некоторые итальянские альбомы, они очень интересны. Славный будет художник! Потом много и о многом говорили, и я за него и Танечку сейчас спокоен. Вот какое дело-то! После пятичасового чая неожиданно пришла «Грабариха» (с Олечкой). Она похудела, помолодела, весела, счастлива, здорова. Пили чай, потом она попросила показать новый портрет. Неожиданно пришла в восторг, просила расцеловать меня, - я не только не был против, но ответил ей не менее искренне тем же. Много наговорила мне приятностей. Показал я и пейзаж «Задумчивость», - она и им осталась довольна, нашла, что в моих пейзажах большое сродство с Тютчевым (это и Ник.Ив. находил). На днях жду Игоря, что-то он провещает? Расстались дружески (Олечка играла на рояле). Вечером сидели дома. Я «мечтал». Сегодня утром - к обедне, после чая - к Сереже, а потом, быть может, к Бордовым с «рапортом» о картине. [...]

534. Е.П.НЕСТЕРОВОЙ
Москва, 15 октября 1933 г. 6 ч. вечера
Сейчас был Грабарь, посмотрел, «одобрил» многое, но так как я назвал портрет неконченным, то и он искал тех мест, что не кончены, находил и не находил их. Впечатление все же менее восторженное, чем у мадам и даже Петра Ивановича. Очень хвалил «Задумчивость». Хотел зайти днем, чтобы посмотреть портрет при дневном свете. Ты, по обыкновению, вскользь упомянула, что в музее и мои там вещи, не того ждал я и ждет всякий автор от тех, кто имеет очи... ну да ладно... Рад, что у Павловых тебя хорошо приняли. Хорошо будет, если ты прокатишься в Колтуши и пойдешь в оперу. Бедняга Турыгин проспал всю долгую жизнь свою (однако в чистой рубашке и на чистой постели). Побывай еще по разу в музее и в Эрмитаже, а если будет хорошая погода, то и в Гатчине. [...]

535. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 24 ноября 1933 г.
[...] Грабарь читал выдержки из его большой монографии о Репине. В письмах, коими она пестрит, много интересного, характерного для эпохи, нами с тобой прожитой (такой интересной, неповторяемой), тот же Грабарь говорит, что он примет участие в дополнительной и окончательной (надолго ли?) «реконструкции» Русского музея. Деятельный, неутомимый малый, при всем вышесказанном он успевает и работать, написал живой, яркий по краскам этюд зимы из окна своей мастерской. Кстати о мастерской, в ближайшее время П.Д.Корин перебирается со своего чердака в новую огромную с колоссальным окном мастерскую - дом-особняк в несколько комнат с особой усадьбой, на которой зимой будет каток, а летом разбит сад. Там он и предполагает писать свою десятиаршинную картину. Хотел бы я дожить до ее окончания и увидать, какова будет дальнейшая судьба обоих братьев, по всему таких разных. [...] Работаю я мало, зато читаю запоем. (Да! скоро выйдет большая книга Машковцева об Иванове со включением двухсот недавно найденных, очень интересных, писем) [...] P.S. Был как-то Е.Лансере с Юоном, смотрели мои «творения», хвалили. Затем я был у Лансере на Казанском вокзале, видел его работы (плафоны, панно) для буфетного зала. Хорошо...

1934
536. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, январь 1934 г.
[...] Порасскажу тебе о своих очередных достижениях, они таковы: «Три старца» приобретены для галереи, о чем как будто тебе доложено. Недавно меня посетила милая молодая дама, невестка М.Горького. Она давно намерена была это сделать. Она, говорю, не только мила, но умненькая, тактичная и очень привлекательная (о чем я знал раньше). Пришлось показать ей многое из того, что было за последние годы сделано. Впечатление от показанного большое, а результаты те, что она приобрела этюд М.Горького, писанный тридцать три года тому назад в Нижнем, и небольшую картинку - «Вечер на Волге». Сейчас на меня и спрос, и «мода». Желающих видеть мои вещи много, но у меня видеть всех «желающих», мало. [...] Да! Хорошие панно и плафоны написал Лансере на Казанском вокзале (Щусевском). Лансере - милый талантливый человек. Он у меня стал бывать недавно. Ну, старик, поправляйся.

537. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 1 февраля 1934 г.
Только что послал тебе, Александр Андреевич, письмо на Красную, как получил уведомление Дуни о том, что ты в больнице и что она тебе будет доставлять мои письма туда. Подробностей о ходе твоей болезни нет, да не знаю, и тебе позволяют ли писать, старина... Во всяком случае поправляйся, не падай духом, ведь ты всю жизнь был молодец... Быть может, мне удастся собраться к вам раньше предполагаемого времени, и тогда мы с Павлом Дмитриевичем тебя навестим, если не дома, то в больнице. Все мои желают тебе поскорей поправиться и вернуться в твою «Коммуну» на Красной.


Дальше »

"Что за вздор, когда говорили, что Нестеров какой-то тип блаженного, поющего псалмы и т. д. - Это господин весьма прилично, но просто одетый, с весьма странной, уродливо странной головой... и хитрыми, умными, светлыми глазами. Бородка желтая, хорошо обстриженная. Не то купец, не то фокусник, не то ученый, не то монах; менее всего монах. - Запад знает не особенно подробно - но, что знает, знает хорошо, глубоко и крайне независимо. Хорошо изучил по русским и иностранным памятникам свое дело, т. е. византийскую богомазы - Речь тихая, но уверенная, почти до дерзости уверенная и непоколебимая. - Говорит мало, но метко, иногда зло; - иногда очень широко и глубоко обхватывает предмет. - За чаем мы начали передавать кое-какие художественные сплетни: он переполошился: "Что ж, господа, соберется русский человек - и сейчас пойдут пересуды!" Что не помешало ему вскоре присоединиться к пересудам и даже превзойти всех злобностью и меткостью. - Говоря о древних памятниках России, очень и очень искренне умилился, пришел в восторг, развернулся. - Я думаю, это человек, во-первых, чрезвычайно умный, хотя и не особенно образованный. Философия его деическая и, может, даже христианская, но с червем сомнения, подтачивающим ее. Не знакомство ли слишком близкое с духовенством расшатало ему веру? Или он сам слишком много "думал" о Боге? А это в наше время опасно для веры! Он ничего не говорил об этом всем - но кое-какие слова, в связи с впечатлением, произведенным на меня его картиной, нарисовали как-то нечаянно для меня самого такой портрет его во мне. Он борется - с чем? не знаю! быть может, он вдобавок и честолюбив. - В Мюнхен послать не захотел: "Что ж, мы будем там закуской, лишней пряностью! Там посмотрят на нас как на диковинку, а теперь только давай диковинки! Нет, я лучше пошлю свои вещи в Нижний, мне интересней, чтоб меня знали мои же!" - "Да ведь Вас никто не понимает, не оценивает! напротив того, я слышу смех и издевательство", - говорю я. "Эка беда, как будто бы успех в публике для художника - не срам скорее? Мне довольно, чтоб меня поняли три, четыре человека - а понять истинно и совершенно мои вещи может только русский ..." (Бенуа А.Н.)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100