На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50 - 51 - 52 - 53 - 54
Михаил Нестеров   

Часть четвертая

Дом двухэтажный, простой, приятный по архитектуре, внутри отлично обставленный, с чудесной застекленной террасой и балконами, обращенными на далекий горизонт с Пулковской обсерваторией, балкон в цветах. Все приятно, комфортабельно, чисто, уютно. [...] Я ничего не сказал о музее. В общем он стал огромный. Сильное впечатление сделал хорошо повешенный Репин. Огромный мастер, ряд вещей прекрасных, но позабытые, есть и не виданные. Хорош Серов, тоже отлично повешенный, - мастер меньшего размаха, но более культурный. Множество вещей разных авторов, никогда мной не виданных. Это в новом, нижнем помещении. Наверху с самого начала отличная развеска, прекрасный подбор вещей. Во второй большой верхней зале нашел свои, они висят прекрасно, даже и «стойло», обитое малиновым бархатом, не мешает настолько, чтобы надо было возмущаться. Понравился «Димитрий» и портрет «Димитрия» я таким никогда еще не видал. Тонкая вещь, а все они светлые, серебристые, особенно по отношению к моему визави Виктору Михайловичу, черновато-золотистому, со слабым «Баяном» наверху. Из Суриковских «Ермак» темный, но поразительный. Хорош очень Врубель, еще не виданные большие «Русалки». Словом, пока я очень доволен. Однако волшебное перо Ивана Петровича иссякло, кончаю своим карандашом, а конверт допишу завтра утром. Кругом тишина, все спят, сейчас и я угомонюсь.

530. Е.П.НЕСТЕРОВОЙ
Колтуши, 22 августа 1933 г.
Еще дня три, и я покину чудесный Колтуш, гениального старика и его милую старушку. Попаду ли когда еще, - один бог знает. Прожил я здесь, как не жил ни в каких, домах отдыха. Я действительно отдохнул и душой и телом. Портрет с Сергея Васильевича кончил, вышел сильно похож (как Ив. П-ча) и сейчас всем нравится. Правда, если бы я знал, что мне придется его писать, я бы и холст с собой взял и красок побольше (не хватило некоторых), а главное, имел бы время для того, чтобы не спеша к оригиналу присмотреться, узнать его особенности, навыки, характер. Теперь же, несмотря на большое сходство, оно вышло несколько случайным. И все же, видимо, портрет нравится, я его уже подарил, чем лишь удвоил и до того ко мне общее внимание, радушие и проч. PI вот сейчас, когда пора собираться уезжать, заходят речи, отчего бы еще не погостить, не отдохнуть и тому подобное. Не помню, писал ли я вам, что шимпанзе приехали, они «месье и мадам», Рафаэль и Роза. Первый солиден, вторая кокетлива, как и вообще эта порода человечества. Им строят отличную «площадь», и на ней могла быть неплохая мастерская, хотя бы для акад. Нестерова. Кормят и Розу и Рафаэля (мне не нравится такое название, хотя некоторые из нас - Рафаэлей - и порядочные шимпанзе- обезьяны), итак, кормят Розу и Рафаэля тоже неплохо: молоко в изобилии, апельсины, шоколад, кушают они и овощи, но с гораздо меньшей охотой, чем шоколад и фрукты. [...]

531. Е.П.НЕСТЕРОВОЙ
Колтуши, 26 августа 1933 г.
Вот уже две недоли, как я в Колтуше, пройдет еще завтра, и я его покину, покину с сожалением, с грустью, с желанием в него вернуться еще когда-нибудь. [...]

27 августа, утро
Вот и останный денечек в милом Колтуше. Сейчас звонили в город, температура у Вс.Ив. утром высокая, будет доктор. Билет мне будет заказан своевременно по телефону, так что, думать надо, первого утром увидимся. Ваше письмо, а может быть и письма, получу лишь завтра на Васильевском острове, куда еду с С.В. Сейчас 9 часов утра, иду гулять часа на два с половиной. Опять солнце, хотя и не жарко. Написал один маленький этюд, быть может, напишу другой.

27 августа, вечер
День прояснился, написал второй этюд. Ходили с С.В. ко всенощной, хорошая, простая служба. Дивный вечер, надо полагать, завтра будет ясная погода и в 10 часов утра за нами приедет машина (едем вдвоем с С.В.). Билет на проезд мой уже заказан. Завтра же, получив письмо или, быть может, письма, отправлю и это последнее из Питера к вам. Завтра буду или в Эрмитаже, или в Русском музее, на другой день в Царском Селе, вечером по гостям. Сделал ряд набросков с Павловых. Вообще пока я своей поездкой доволен, что-то вы там, как пожили, каковы ваши «достижения»? Хочется думать, что не только ничего плохого, но что-нибудь и хорошее мне приготовили. [...]

Ленинград, 1 сентября
Расстались мы с Ив.П. очень хорошо. Утром очень благодарил меня за портрет. Я с удовольствием буду вспоминать о Колтуше. Сейчас сижу и пишу эти строки в нарядной комнате Веры Ивановны и после завтрака отправлюсь в Эрмитаж, а завтра предполагаю быть в Царском Селе.

532. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 6 октября 1933 г.
Был у меня П.И., видел портрет Юдина (он, бедняга, шестую неделю тяжело болен), нашел портрет интереснее Коринского. Что-то скажут другие «спецы»? Сам Корин (Павел) уехал с женой в Кисловодск писать портрет. Александра, да и Екатерину Петровну - ты будешь скоро лицезреть у себя на Галерной. Будь здоров, ниши. Слышно, Александр Корин написал чудесную вещь: его мастерская с фигурой его красивой жены. Не то хорошие голландцы, не то старик Толстой или Федотов. Похоже, что оба брата будут большими художниками, каждый на свой лад. Один драматический, на огромных полотнах будет показывать людям человеческие переживания, «катаклизмы» человечества, другой - на небольших досках даст деликатную, мастерскую «лирику». Так или иначе - будущее их не совсем обычно, им суждено сыграть в будущей русской художественной жизни большую и, быть может, совершенно исключительную роль. Дал бы бог, чтобы эта роль была почетной для нашего искусства.


Дальше »

"Что за вздор, когда говорили, что Нестеров какой-то тип блаженного, поющего псалмы и т. д. - Это господин весьма прилично, но просто одетый, с весьма странной, уродливо странной головой... и хитрыми, умными, светлыми глазами. Бородка желтая, хорошо обстриженная. Не то купец, не то фокусник, не то ученый, не то монах; менее всего монах. - Запад знает не особенно подробно - но, что знает, знает хорошо, глубоко и крайне независимо. Хорошо изучил по русским и иностранным памятникам свое дело, т. е. византийскую богомазы - Речь тихая, но уверенная, почти до дерзости уверенная и непоколебимая. - Говорит мало, но метко, иногда зло; - иногда очень широко и глубоко обхватывает предмет. - За чаем мы начали передавать кое-какие художественные сплетни: он переполошился: "Что ж, господа, соберется русский человек - и сейчас пойдут пересуды!" Что не помешало ему вскоре присоединиться к пересудам и даже превзойти всех злобностью и меткостью. - Говоря о древних памятниках России, очень и очень искренне умилился, пришел в восторг, развернулся. - Я думаю, это человек, во-первых, чрезвычайно умный, хотя и не особенно образованный. Философия его деическая и, может, даже христианская, но с червем сомнения, подтачивающим ее. Не знакомство ли слишком близкое с духовенством расшатало ему веру? Или он сам слишком много "думал" о Боге? А это в наше время опасно для веры! Он ничего не говорил об этом всем - но кое-какие слова, в связи с впечатлением, произведенным на меня его картиной, нарисовали как-то нечаянно для меня самого такой портрет его во мне. Он борется - с чем? не знаю! быть может, он вдобавок и честолюбив. - В Мюнхен послать не захотел: "Что ж, мы будем там закуской, лишней пряностью! Там посмотрят на нас как на диковинку, а теперь только давай диковинки! Нет, я лучше пошлю свои вещи в Нижний, мне интересней, чтоб меня знали мои же!" - "Да ведь Вас никто не понимает, не оценивает! напротив того, я слышу смех и издевательство", - говорю я. "Эка беда, как будто бы успех в публике для художника - не срам скорее? Мне довольно, чтоб меня поняли три, четыре человека - а понять истинно и совершенно мои вещи может только русский ..." (Бенуа А.Н.)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100