На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50 - 51 - 52 - 53 - 54
Михаил Нестеров   

Часть четвертая

525. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 4 июня 1933 г.
Спасибо тебе, старина, за память и поздравление меня с 71-й годовщиной пребывания моего на нашей прекрасной планете. День 19 мая (1 июня) прошел многолюдно, шумно, народу набралось больше прошлогоднего, куча цветов, тортов и проч., однако дело обошлось без речей. Завтра «тезоименитство» - будет кое-кто и завтра. Рад, что П.И. меня побаловал, развесил мои вещи, по твоим словам, прекрасно. С описанием сего письма я не получал, а потому прошу не полениться - написать второе, такое же, и даже, если можно, более точное, с планом развески (какой зал?). Здесь тоже меня почтили: приглашали и на выставку («15 лет»), чуть дело не дошло до «депутации», но где мне, старому, участвовать с молодежью: разве за ними угоняешься, а потому дело, по-видимому, обойдется и без меня. Нашел себе по душе модель, собираюсь писать портрет, и страшно: а вдруг не выйдет?! Ну да посмотрим. Корины на выставку ставят: Павел - портрет Горького и большой этюд отца с сыном, также два итальянских пейзажа и ряд акварелей, тоже итальянских. Он будет представлен хорошо. Слава его здесь растет стихийно. Этюды подходят к концу, еще написать фон, и тогда надо приниматься за картину, хотел бы дожить до ее появления. Александр ставит несколько этюдов и рисунков. Все время работает над материалом к своей, никому не ведомой, картине... Я на обоих братьев не нарадуюсь. [...]

526. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 12 июня 1933 г.
[...] Ну, что с тобой поделаешь - придется ждать письма П.И., а пока что заняться портретом, начатым с одного даровитого хирурга, мастера своего дела, похожего и на Рахманинова, и на К.П.П-ва. Портрет затеял сложный - в операционным зале, где я теперь бываю, смотрю, как потрошат людишек, как оттяпывают им руки-ноги, и все это проделывают с величайшим спокойствием, с деловитостью - и людишки потом бегают, благодарят и часто живут подолгу... Полагаю, в начале июля портрет будет готов, и тогда, если ты соблаговолишь написать, есть ли у вас «номера для приезжающих» и где, в каком месте такие водятся, то, быть может, и приеду в ваш город - посмотреть то и се (тебя, твой примус и проч.). Числа 20-го здесь открывается «юбилейная» выставка, слышно, огромная, но пустая. [...]

527. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 14 июля 1933 г.
[...] Был тут на выставочных торжествах П.И. посетил и меня дважды. Порассказал много хорошего, о музее, о развеске моих картин и проч. Мы тут торжествовали, открывали выставки с большой помпой, теперь пожинаем лавры. На мою долю выпал тоже один или два оброненных ненароком лавровых листа. С непривычки не знал, что с ними делать, чуть было, сдуру, не положил их в суп... Ты, конечно, знаешь от П.И., что на сей раз и я участвую на выставке, после долгих размышлений поставил портрет Кориных и этюд с Алексея. На самой выставке еще не был и как повешены вещи - сам не видал, слышно, около них стоит народ, размышляет, тот ли это Нестеров, который и т.д. Грабарь и кое-кто еще признают мое «первенство» на выставке. Но ты знаешь, что все в мире относительно... а потому я носа не задираю и даже совсем напротив. [...] Портрет хирурга Юдина почти окончил, не знаю, «шедевр» ли это или только полушедевр, окончание работы и время определит стоимость работы. [...]

528. А.А.ТУРЫГИНУ
Мураново, 25 июля 1933 г.
[...] Сейчас наслаждаюсь чудным воздухом Муранова и людьми, его населяющими, умными, интересными, живыми... Вернусь домой к 1 августа, закончу портрет (сеанса на два-три) и к Вам. На выставке, кажется, я имею успех, о портрете пишут, говорят просто и по радио, дивятся моей бодрой старости, так сказать, «неувядаемости», хотя и преувеличивая лета на целый лишний год. Однако все это диктует, что время бросить баловаться кистью; ибо плохо, когда будут дивиться тому, что я одряхлел, выжил из ума и все же пишу и пишу, не зная ни стыда, ни совести. Тогда будет хуже. Не так ли? [...]

529. Е.П.НЕСТЕРОВОЙ
Колтуши, 12 августа 1933 г.
Вы, полагаю, уже получили мою открытку из Питера, опущенную в день приезда туда вчера. Из нее вы знаете, что я ехал «с удобствами» и что сии удобства стоили мне 10 р. Знаете и то, что меня Владимир Иванович встретил с автомобилем и в четверть часа довез до дома, где мне была уготована комната и пр., что празднование именин было отложено до сегодняшнего дня в Колтушах, что я был в музее, где ждал меня очень постаревший Турыгин, что вечером я был у него, болтали, пили портвейн, а вернувшись, я нашел там Евгению Сергеевну очень милой, но, представьте, с сильной сединой в волосах... Сегодня утром мы вчетвером (со старым другом - ассистентом Ивана Петровича) отправились в Колтуши, ехали 25 верст минут тридцать. Издалека увидали новый дом, а затем на подъезде и самого хозяина, тоже постаревшего, но такого же бодрого, энергического. Серафима Васильевна тоже встретила нас, она совершенно не изменилась. Сейчас же приступили к очень вкусному завтраку, потом я отправился в отведенную мне чудесную комнату и спал часа два, после чего пошел гулять в разведенный сад, где много всяких цветов, ягод и прочих хороших вещей.


Дальше »

"В картинах Нестерова нет случайностей, все подчинено смыслу, идее. И совсем не случаен тот элемент, который заметил я после многих-многих знакомств с «Видением отроку Варфоломею». Тихий пейзаж без четкой перспективы, мягкие полутона приближающейся осени, придающие всему своеобычную умиротворенность, спокойствие, и только единственное живое существо - подросток - стоит, окаменев от увиденного. Лицо отрока, как и сама природа, в великом спокойствии, но чувствуется за этим покоем мятущийся дух подростка, ненайденность им пути своего к святости, чистоте и добру остро сквозит в сознании отрока Варфоломея. И вот я обнаруживаю для себя новую линию в картине, как второй план в художественной литературе. Рядом с подростком тихая беззащитная елочка, ее зеленый трезубец вершинки не готов еще к будущим бурям, к открытой борьбе за существование, она скромно прячется в увядающей траве и как бы с боязнью озирается окрест, где живет, дышит, движется большой, не осознанный ею сложный мир. За плечами отрока стоит молоденькая, голенастая, тоже не окрепшая березонька, всего несколько зеленых веточек обрамляют ее ствол. Все это - олицетворение молодости, беззащитности, неистребимой тяги к будущему, интересному, неведомому."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100