На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья
» Часть четвертая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50 - 51 - 52 - 53 - 54
Михаил Нестеров   

Часть четвертая

458. С.Н.ДУРЫЛИНУ
Москва, апрель 1928 г.
...Я на днях вернулся из Киева, куда давно собирался к старым друзьям. Останавливался у Праховых, верней, у Лели Праховой. Славно там пожилось мне, вспомнили старину, то-се, Владимирский собор и многое, многое другое. Там была весна, Днепр прошел... Природа нарядная, почти южная. А у нас еще зима, еще шубы, как у Вас в Томске. Обошел музеи, кои в большом порядке. Вещи М.В. меня порадовали. Они мало изменились. В прекрасном состоянии Исторический (украинский) музей. Там множество материала для историков, писателей, художников Украины. Заведующий очень озабочен тем, чтобы собрать побольше Трутовского, когда-то столь любимого, а теперь забытого. Это был талант не «репинский», но истинный, он был поэт, он был Шевченко в живописи. И его как-то позабыли, и я рад, что о нем вспомнили. Там отличный Нарбут, рано умерший. Талант не очень самостоятельный, вначале так похожий на Билибина и других мирискусников, а в конце жизни окрепший. В Художественном музее (бывш. Терещенко) великолепный, если не лучший, Васнецов - «Три царевны». Он их ставил очень высоко, так, как «Витязя на распутье», а я ставлю выше. Отличный Шаляпин, неплохо «На горах».
Что особенно прекрасно - это Лаврский музей (Лавра - заповедник). Там с большой любовью, знанием собраны вышивки (облачения). Какие есть удивительные парчи. Какой красоты, смелости комбинаций цветов, что диву даешься. Там собраны иконы, преимущественно XVIII века, с сильным влиянием католицизма - униатства. Все в большом порядке. Там же и известное собрание Потоцкого, где особенно ценны рукописи. Мне с большой любезностью все было показано, и я едва живой возвращался домой после таких осмотров. Владимирский собор мало-помалу разрушается... Портится «Богоматерь» Васнецова. Половина Котарбинского и столько же Сведомского облупилась, краски висят клочьями. Нестеров сохранился, но очень (как и все) загрязнен. Народу нет, денег «нема», ремонта делать не на что... Много народа в Десятинной, еще в нескольких, немногих церквах. В старой Софии - украинская церковь. Священнослужители бритые, весь характер униатский. Народу довольно.
Старых «липок» нет... Сам же Киев - красавец.
Я там отдохнул от тяжелой зимы. Вообще мое настроение лучше, чем несколько месяцев тому назад. Здесь 16-го открывается выставка Кончаловского. М.В. мечтает летом написать портрет с его Веры - «лирический портрет». Посмотрим, остался ли у старика «порох в пороховницах» или это уже «шлюпик».

459. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 10 мая 1928 г.
...Ты не пишешь, как ты смотришь на то, чтобы копии отдать в Пушкинский дом, а оригиналы, без комментарий (лишь сделать в соответственном месте примечание о соглашении с автором, о пропуске известных тебе мест, а быть может, и просто их хорошо зачеркнуть на оригиналах) оставить в музее. По-моему, надежней иметь письма в двух местах, а не в одном. И сделать это заблаговременно, «до Митрофаньевского»... Так-то!! Что касается до моего борзого писательства, то Илья, мужик лукавый, мне не указ. Пишу я сейчас 1903 год. На днях начну 1904. Письма и помогают, и осложняют многое забытыми подробностями. Хотелось бы за лето все тобой присланное (до 909-го, кажется) использовать. Переслать тебе копии обратно и получить от тебя продолжение. Тут пойдут года интересные: японская война, революция, моя выставка. Разные «представления» в Царское, в Гатчину и проч. Вот не помнишь ли, когда, в каком году, были сии последние? А затем обитель. Ее основательница. Недавно написал этюд «В.В.Розанов». Весьма одобряют. К тебе пришлю с П.И. много напечатанного. Прочтете и положите - куда следует (да не забудь то, что у вас с П.И., вернуть мне: «Суриков» и еще что-то). Околовича жаль. Мне о его смерти писал Нерадовский. Хороший был, должно быть, человек, а эти хорошие люди будут скоро показываться в музеях как экспонаты... Спасибо ему за реставрацию «Сергия». Не надоумь, - картину пришлось бы бросить. Иду к Кончаловскому. Затеваю портрет, «лирический портрет», с моей Веры. Недели через две побываю в Муранове на несколько дней -да и за портрет. Писать его буду, вероятно, в одной из зал «Музея сороковых годов» (Хомяковский дом на Собачьей площадке). Мне всегда страшно было начинать новую вещь, а теперь того больше.

460. С.Н.ДУРЫЛИНУ
Москва, 16 мая 1928 г.
Дорогой и любимый Сергей Николаевич!
Давно хочу ответить Вам на Ваше милое письмо. На Ваше «утешение» моей старости. Ну что же, спасибо. Приведенная выдержка из Пильняка и М.Горького немного прибавляет «веселости» ко всему содеянному за 66 лет жизни. И Вы отлично знаете, что не в этом дело. Дело не в «березках» и не в однобокой популярности, а в чем-то ином, гораздо «большем», а есть ли это большее - один господь ведает... Это уже будет видно потом, когда от автора «березок» и следа не останется. Вот тогда, лет через сто, скажем, будет видно, жив он или мертв «во гробе почивает». О «бессмертной душе» разговор особый - не о ней сейчас идет речь. Так-то, дорогой мой друг! Жаль, что Ваши дела не так хороши, как бы хотелось. И чем помочь беде - не знаешь сам, не придумаешь.
Выставки, так сказать, их сезон - кончается. О нем, за исключением выставки Кончаловского и той, где выставлял Богаевский, я вкратце писал Вам. На «Богаевского» собрался тогда, когда она закрылась, и очень о сем жалею. По слухам, его картины, и в особенности рисунки, были очень хороши. К.Кончаловскому тоже собрался перед самым закрытием. Выставка не хуже предыдущих, но и нет шага вперед. Случайно ли это или старость накладывает и на этого неугомонного автора свои лапы? Посмотрим, что будет дальше. Может быть, новые темы - северный и южный Кавказ, Казбек, Мцхет не дали оглядеться художнику. Он там был впервые и, пораженный виденным, так сказать, «ошалел». Собирается туда вторично. Чего недостает Кончаловскому - это «души Кавказа», его образа, поэзии, особой, ему присущей. Есть «виды» Кавказа, есть краски, но в них нет «света», а только «цвет» - этого мало...


Дальше »

"В картинах Нестерова нет случайностей, все подчинено смыслу, идее. И совсем не случаен тот элемент, который заметил я после многих-многих знакомств с «Видением отроку Варфоломею». Тихий пейзаж без четкой перспективы, мягкие полутона приближающейся осени, придающие всему своеобычную умиротворенность, спокойствие, и только единственное живое существо - подросток - стоит, окаменев от увиденного. Лицо отрока, как и сама природа, в великом спокойствии, но чувствуется за этим покоем мятущийся дух подростка, ненайденность им пути своего к святости, чистоте и добру остро сквозит в сознании отрока Варфоломея. И вот я обнаруживаю для себя новую линию в картине, как второй план в художественной литературе. Рядом с подростком тихая беззащитная елочка, ее зеленый трезубец вершинки не готов еще к будущим бурям, к открытой борьбе за существование, она скромно прячется в увядающей траве и как бы с боязнью озирается окрест, где живет, дышит, движется большой, не осознанный ею сложный мир. За плечами отрока стоит молоденькая, голенастая, тоже не окрепшая березонька, всего несколько зеленых веточек обрамляют ее ствол. Все это - олицетворение молодости, беззащитности, неистребимой тяги к будущему, интересному, неведомому."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100