На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть третья

446. А.А.ТУРЫГИНУ
Мураново, 11 августа 1927 г.
[...] А я здесь, в Муранове, оканчиваю портрет... Он был бы уже закончен, если бы не дал я маху: не посадил Н.И.Тютчева на полвершка ниже, чем надо. И вот пришлось скоблить лучшее место в портрете - голову. Хорошо, что удалось повторить не хуже, а лучше прежнего, а то было бы досадно. На днях, по дороге от Троице-Сергиевой, сюда заезжал и переночевал П.И.Иерадовский. На другой день я показал ему некопченный портрет. П.И. остался им весьма доволен. В разговоре я спросил о твоих «воспоминаниях о Нестерове». Одобрил, заметив, что ты недостаточно использовал материалы - письма. Но это дело легкопоправимое, надо только сделать это «со вкусом». Не тащить из писем всякий «вздор», но ты - молодчина и сделаешь это, как надо. [...] Живется мне в Муранове отлично. Все ко мне милы. После ужина дети провожают меня, в виде почетного эскорта, из флигеля - домой - в музей, где я пребывание имею. Ложусь рано, встаю поздно. Погода но такая, какая мне нужна для портрета. Нужны серые дни, а их-то и нет. [...]

447. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 31 августа 1927 г. 6 ч. вечера
[...] Как-то пришло толстое заказное письмо, - это «чистяковцы», собравшись в день ангела Павла Петровича в Царском, вспомнили обо мне и, за подписью всех собравшихся (подписей двадцать пять), написали мне приветствие, предлагая мне что-нибудь «навоспоминать» о покойном для юбилейного сборника, ему посвященного. Что же... написал о том, о сем. Хотел привести один-два анекдота, да благоразумно воздержался. [...] Музейный фонд обещал мне, кроме уже полученных пятнадцати вещей, дать еще столько же, но гораздо лучших, и не только живописи, но и скульптуры - Антокольского, Коненкова, Голубкиной... Такой состав может обогатить и не такой музей, как в Уфе. Вообще Уфимский музей, говорят, растет, и скоро его будут считать одним из лучших в провинции, да он и не провинциальный, он столичный, ибо г. Уфа - столица «Башреспублики»... Вот оно что! Был у меня и Петр Иванович, тоже обещал дать кое-что из вашего фонда (Репина, К.Маковского и еще что-нибудь). [...]

448. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 14 сентября 1927 г.
Ну, здравствуй, старина!
Сейчас получил твое письмо о Чистякове... Конечно, и я не возьмусь судить о нем заглазно, но полагаю, что то мастерство, какое полагалось в те времена иметь талантливому, предприимчивому и умному молодому, а потом и не молодому художнику, у Павла Петровича было... И твое скептическое отношение к знаменитому «юродивому» - напрасно. Ты, сидя в музее и общаясь с нашим братом, испортил свой вкус к хорошей старине, она у П.П. - эта «хорошая старина» - должна быть. Во всяком случае, не за горами то время, когда «приедет барин» и разберет, в чем дело... кого надо миловать и кого наказать за легкомыслие и пристрастие к Татлиным и К. Так-то! [...] Схоронили талантливейшего скульптора - Анну Семеновну Голубкину, отличного, умного и своеобычного человека.

449. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 12 октября 1927 г.
Пишу тебе, старик, потому что «скушно». «Душа моя мрачна» и проч. Это, скажешь ты, бывает, а мне от этого не легче. Целыми днями волком вою. Работать нет охоты, хотя и работаю сейчас некий заказной образ, но он от меня далек; за тысячу верст мои мысли! Хотел бы написать сейчас один портрет, но написать его сейчас по многим причинам нельзя. Да и страшно: а вдруг не выйдет! промахнусь. Затея слишком молодая, а я слишком старый, хотя и не душой, душа моложе, чем полагается в мои годы... Писал ли я тебе о тютчевском портрете? На нем изображены два лица - брат и сестра (внуки поэта, в возрасте после пятидесяти). И вот, написав их, я понял, что они на одном портрете несовместимы: пет внутренней гармонии ни душ, ни образов, ни линий. Один как бы исключает другого. Причем «она» вышла живой, живописной, похожей, чего нельзя сказать про него. И я, промучившись осень, в одно солнечное утро все понял и решил их разъединить. Оставив ее на старом подрамке, переработав фон, его перенести на новый подрамок, в другую обстановку. К сожалению, все это сделать сейчас поздно, надо ждать весны, лета, а пока что убрать портрет со стены, убрать в затвор. Вот тебе драма художника, не очень «шекспировская» - однако все-таки... На днях я был с одной нашей знакомой в Третьяковской галерее, смотрел великолепный васнецовский портрет с Лели Праховой, наконец-то приобретенный галереей за 1500 р. с уплатой в два срока.


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "И мы инстинктом поняли, что можно ждать, чего желать и что получить от Перова, и за малым исключением мирились с этим, питаясь обильно лучшими дарами своего учителя... И он дары эти буквально расточал нам, отдавал нам свою великую душу, свой огромный житейский опыт наблюдателя жизни, ее горечей, страстей и уродливостей. Все, кто знал Перова, не могли быть к нему безразличными. Его надо было любить или не любить. И я его полюбил страстной, хотя и мучительной любовью... Перов вообще умел влиять на учеников. Все средства, им обычно употребляемые, были жизненны, действовали неотразимо, запечатлевались надолго. При нем ни натурщик, ни мы почти никогда не чувствовали усталости. Не тем, так другим он умел держать нас в повышенном настроении."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100