На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть третья

446. А.А.ТУРЫГИНУ
Мураново, 11 августа 1927 г.
[...] А я здесь, в Муранове, оканчиваю портрет... Он был бы уже закончен, если бы не дал я маху: не посадил Н.И.Тютчева на полвершка ниже, чем надо. И вот пришлось скоблить лучшее место в портрете - голову. Хорошо, что удалось повторить не хуже, а лучше прежнего, а то было бы досадно. На днях, по дороге от Троице-Сергиевой, сюда заезжал и переночевал П.И.Иерадовский. На другой день я показал ему некопченный портрет. П.И. остался им весьма доволен. В разговоре я спросил о твоих «воспоминаниях о Нестерове». Одобрил, заметив, что ты недостаточно использовал материалы - письма. Но это дело легкопоправимое, надо только сделать это «со вкусом». Не тащить из писем всякий «вздор», но ты - молодчина и сделаешь это, как надо. [...] Живется мне в Муранове отлично. Все ко мне милы. После ужина дети провожают меня, в виде почетного эскорта, из флигеля - домой - в музей, где я пребывание имею. Ложусь рано, встаю поздно. Погода но такая, какая мне нужна для портрета. Нужны серые дни, а их-то и нет. [...]

447. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 31 августа 1927 г. 6 ч. вечера
[...] Как-то пришло толстое заказное письмо, - это «чистяковцы», собравшись в день ангела Павла Петровича в Царском, вспомнили обо мне и, за подписью всех собравшихся (подписей двадцать пять), написали мне приветствие, предлагая мне что-нибудь «навоспоминать» о покойном для юбилейного сборника, ему посвященного. Что же... написал о том, о сем. Хотел привести один-два анекдота, да благоразумно воздержался. [...] Музейный фонд обещал мне, кроме уже полученных пятнадцати вещей, дать еще столько же, но гораздо лучших, и не только живописи, но и скульптуры - Антокольского, Коненкова, Голубкиной... Такой состав может обогатить и не такой музей, как в Уфе. Вообще Уфимский музей, говорят, растет, и скоро его будут считать одним из лучших в провинции, да он и не провинциальный, он столичный, ибо г. Уфа - столица «Башреспублики»... Вот оно что! Был у меня и Петр Иванович, тоже обещал дать кое-что из вашего фонда (Репина, К.Маковского и еще что-нибудь). [...]

448. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 14 сентября 1927 г.
Ну, здравствуй, старина!
Сейчас получил твое письмо о Чистякове... Конечно, и я не возьмусь судить о нем заглазно, но полагаю, что то мастерство, какое полагалось в те времена иметь талантливому, предприимчивому и умному молодому, а потом и не молодому художнику, у Павла Петровича было... И твое скептическое отношение к знаменитому «юродивому» - напрасно. Ты, сидя в музее и общаясь с нашим братом, испортил свой вкус к хорошей старине, она у П.П. - эта «хорошая старина» - должна быть. Во всяком случае, не за горами то время, когда «приедет барин» и разберет, в чем дело... кого надо миловать и кого наказать за легкомыслие и пристрастие к Татлиным и К. Так-то! [...] Схоронили талантливейшего скульптора - Анну Семеновну Голубкину, отличного, умного и своеобычного человека.

449. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 12 октября 1927 г.
Пишу тебе, старик, потому что «скушно». «Душа моя мрачна» и проч. Это, скажешь ты, бывает, а мне от этого не легче. Целыми днями волком вою. Работать нет охоты, хотя и работаю сейчас некий заказной образ, но он от меня далек; за тысячу верст мои мысли! Хотел бы написать сейчас один портрет, но написать его сейчас по многим причинам нельзя. Да и страшно: а вдруг не выйдет! промахнусь. Затея слишком молодая, а я слишком старый, хотя и не душой, душа моложе, чем полагается в мои годы... Писал ли я тебе о тютчевском портрете? На нем изображены два лица - брат и сестра (внуки поэта, в возрасте после пятидесяти). И вот, написав их, я понял, что они на одном портрете несовместимы: пет внутренней гармонии ни душ, ни образов, ни линий. Один как бы исключает другого. Причем «она» вышла живой, живописной, похожей, чего нельзя сказать про него. И я, промучившись осень, в одно солнечное утро все понял и решил их разъединить. Оставив ее на старом подрамке, переработав фон, его перенести на новый подрамок, в другую обстановку. К сожалению, все это сделать сейчас поздно, надо ждать весны, лета, а пока что убрать портрет со стены, убрать в затвор. Вот тебе драма художника, не очень «шекспировская» - однако все-таки... На днях я был с одной нашей знакомой в Третьяковской галерее, смотрел великолепный васнецовский портрет с Лели Праховой, наконец-то приобретенный галереей за 1500 р. с уплатой в два срока.


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "Однажды с террасы абрамцевского дома совершенно неожиданно моим глазам представилась такая русская, русская осенняя красота. Слева холмы, под ними вьется речка (аксаковская Воря). Там где-то розоватые осенние дали, поднимается дымок, ближе - капустные малахитовые огороды, справа - золотистая роща. Кое-что изменить, что-то добавить, и фон для моего "Варфоломея" такой, что лучше не выдумать. И я принялся за этюд. Он удался, а главное, я, смотря на этот пейзаж, им любуясь и работая свой этюд, проникся каким-то особым чувством "подлинности", историчности его... Я уверовал так крепко в то, что увидел, что иного и не хотел уже искать..."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100