На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть третья

442. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 20 июня 1927 г.
Ну, старина, поговорим...
Твое письмо с выдержками из доклада о Нестерове получил. Что же - ладно. Только, быть может, твое суждение о слишком большом затылке моего маленького Варфоломея грешит произвольным выводом. Такой удлиненный затылок как раз был у одного из наиболее годных для «преподобных», у Павла Михайловича Третьякова, жизнь и деятельность которого были похожи на «житие», на подвиг во всяком случае. И я бы это место переработал и вообще о «Варфоломее», выдержавшем почти сорокалетний искус, говорил бы более обдуманно... Ну, да это твое дело... «Пустынник», в первом экземпляре, был подобран в мастерской не Дягилевым, а Остроуховым, и им, будто бы, был выменен на Крамского у Дягилева, позднее продавшего его музею за 1000 руб. Вот, кажется, и все, что мог бы я тебе заметить о твоих писаньях. Ты как бы сетуешь на то, что П.И. не удосужится прослушать твой доклад. Подожди; ему сейчас не до этого: он полон одним делом, которое его поглощает последнее время. Рисунок его с меня приобрела Третьяковская галерея. Это, быть может, наиболее объективный изо всех сделанных с меня, П.И. был у меня дважды. [...] Портрет с Тютчевых (внуков поэта) - кончил. Видевшие его одобряют. Мне думается, что по сходству это один из наиболее удачных. Да и сама композиционная и красочная затея для меня еще небывалая. Эти двое пожилых людей - брат и сестра - сидят на полуоткрытой террасе, среди зелени. Оба породистые, характерные для Тютчевых лица, у которых бабушка (жена поэта) была иностранка - баронесса или графиня - не помню. Когда вернется Е.П., съезжу, чтобы еще немного «тронуть» портрет, и тогда возьму его домой. Жилось мне в Муранове отменно хорошо. Жизнь среди людей старой, большой культуры мне всегда была по душе, а сейчас - тем более. У нас наступили жаркие, летние дни. Буду продолжать писать свои писанья и делать эскиз для одного образа, что думают мне заказать.

443. Н.В.ПОЛЕНОВОЙ
Москва, 20 июня 1927 г.
Глубокоуважаемая Наталия Васильевна!
Только что узнал я из «Известий» о кончине Василия Дмитриевича. Прошу Вас и Ваше семейство принять мое соболезнование по поводу Вашей тяжелой утраты. Лишь на днях исполнится годовщина смерти Виктора Михайловича Васнецова, и вот уже нет еще одного из стаи славных. Русское общество вновь теряет одного из даровитейших сочленов своих. С Василием Дмитриевичем сходит со сцены деятель славной эпохи передвижных выставок, коих он многие годы был украшением. Покойный Василий Дмитриевич был современником и сподвижником одного из замечательнейших русских людей - Павла Михайловича Третьякова. Имена этих людей - слава Русского Искусства.

444. П.И.НЕРАДОВСКОМУ
Москва, 21 июня 1927 г.
Многоуважаемый Петр Иванович!
Вернувшись из Муранова, я нашел два письма за Вашей подписью. Сообщение совета Русского музея о рисунке А.С.Степанова и из Общества поощрения художеств, коему приношу мою благодарность за членский билет. При случае попрошу выслать мне устав Общества или же пояснить мне мои обязанности, ведь на выставках я теперь не участвую. Завтра я снова уезжаю в Мураново, где остаюсь большую часть недели, работая двойной портрет «Внуков поэта Тютчева», Софии Ивановны и Николая Ивановича. Работаю портрет с большим удовольствием. Маргарита Августовна Мурашко предлагает одному из больших музеев портрет с покойного Б.М.Кустодиева (как искренне жаль его!) в ранние его годы, писанный Александром Алексеичем Мурашко. Не найдете ли нужным его приобрести для Русского музея?

445. Е.А.ПРАХОВОЙ
Москва, 13 июля 1927 г.
[...] Вчера я говорил по поводу портрета с одним из главарей галереи - Эфросом, а также с бывшим у меня П.И.Нерадовским, хранителем Русского музея в Петербурге. Эфрос сказал мне, что портрет Ваш «запротоколен» у них, как приобретенный для галереи, выплата же денег (1500 р.) начнется с октябрьской получки. В следующий свой приезд постараюсь от Щусева узнать больше. Нерадовский рекомендует, в случае если с галереей почему-либо дело не состоится, прислать портрет к нему в Русский музей, и он найдет возможность его устроить, если не в Третьяковскую галерею, то к себе в музей. (Превосходный музей, создание самого Нерадовского, очень и очень порядочного человека.) Васнецовым галерея уплатила 1500 р. за портрет Аполлинария работы покойного В.М. и за пейзаж «Дуб в Ахтырке». Вообще же, говорят, галерея купила много хлама и большие деньги распылились по ветру, зря. 10 июля ст. стиля - годовщина смерти Виктора Михайловича. Время летит с поразительной быстротой... За этот год пережито семьей Виктора Михайловича так много разного. Столько горечи пришлось испытать по поводу выставки. Что осталось от того пламенного поклонения и восторгов, коих мы были свидетелями когда-то. И все же я надеюсь, что многое из давно нами пережитого когда-нибудь вновь вернется, и большой талант покойного найдет себе правильную оценку в Истории нашего искусства. «Каменный век», «Аленушка», «Три царевны», «Витязь» и алтарь Владимирского собора - вещи неувядаемой красоты. Пора равнодушия минует, новые люди будущего поражены будут глубоким чувством, музыкальностью и воодушевлением нашего славного современника. [...]


Дальше »

"Для меня Михаил Васильевич Нестеров был и остается великим учителем, добрым наставником. Живопись его не ярка, но деликатна, скромна по рисунку, изящна и стройна по исполнению. Стремление души человеческой к великому - к доброте и правде - уловил и воплотил в своих картинах Нестеров. Это ему настолько удалось, что за всей кажущейся патриархальностью, за дедовской Русью мы и до сего дня созерцаем в его картинах неистребимую возвышенную сущность русского народа с его вечным стремлением к добру и миру на земле. Еще начинающим художником, на первом курсе Училища, я впервые увидел его полотна и влюбился в Нестерова, в его благородство. Когда-то я делал копию с нестеровского этюда «Два лада» и всем своим существом художника почувствовал притягательную силу не только самих картин, но и самого художника как личности, всего огромного творчества его. После семнадцатого года Нестеров пришел опять-таки к портрету, к людям. Он как бы не менялся всю жизнь: та же духовная отдача, вдумчивость, любовь к человеку. В советской портретистике его портреты - это духовное явление." (Домашников Б.Ф.)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100