На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть третья

438. А.В.ЩУСЕВУ
Москва, апрель 1927 г.
Дорогой Алексей Викторович!
Портрет, о котором я говорю в обращении своем к Совету Третьяковской галереи, я считаю лучшим из написанных В.М.Васнецовым (вторая половина восьмидесятых годов). Портрет написан с дочери Адриана Викторовна Прахова - Елены Адриановны. Он тонко-живописен, прекрасно рисован и очень характерен для той, лучшей, васнецовской поры («Каменный век», начало Владимирского собора). Друг многих художников своего времени, с которой не раз рисовали и писали Врубель, В.Васнецов и другие, она изображена во весь рост с протянутой к клавишам рояля рукой. Размер портрета - большой, думаю, не менее трех аршин высоты. К сожалению, находится он в Киеве и доставить его будет нелегко (в хорошей золотой раме). Если Вы найдете возможным дать ход моему письму, помимо всего прочего, сделаете доброе дело, так как сейчас Е.А.Прахова нуждается (старики умерли), и здоровье ее плохое. На запрос Совета галереи - ответ дан - предлагаю портрет Ек. П-ны и Северцова - ценю каждый в тысячу рублей.

439. В СОВЕТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕИ
Москва, 3 мая 1927 г.
Настоящим прошу обратить внимание Закупочной комиссии Совета Третьяковской галереи на картины, оставшиеся после смерти академика А.С.Степанова, художника, признанного Академией, П.М.Третьяковым, признаваемого до наши дней: еще год назад семья А.С.Степанова получила приглашение дать на выставку и конкурс Института Карнеги в Америке картину А.С. «Качели» (последнего периода его деятельности, в галерее не имеющихся). Вдова А.С.Степанова, Людмила Николаевна, до сих пор пенсии не получает и нуждается. Адрес ее - Покровский бульвар, д. 8, кв. 8. Еще позволяю себе обратить внимание Совета галереи на картины К.К.Первухина, оставшиеся после его смерти у его вдовы, С.А.Первухиной, живущей по Лаврушинскому пер, в б. «Убежище для вдов и сирот художников». Совет Третьяковской галереи мог бы приобрести что-нибудь из картин названных художников из специальных сумм, предназначенных для покупки произведений умерших художников.

440. В КОМИССИЮ ПО ОКТЯБРЬСКИМ ЗАКАЗАМ У ХУДОЖНИКОВ
Москва, 22 мая 1927 г.
Художник Павел Дмитриевич Корин происходит из старого рода живописцев-крестьян известного села Палех Владимирской губернии. Лет за двести вышло немало живописцев из Коринского рода, о чем говорят летописные записи с. Палеха. Последним и самым выдающимся из них надо признать Павла Дмитриевича, окончившего бывшую Школу живописи и ваяния, оставленного ассистентом у проф. С.В.Малютина, позднее самостоятельного руководителя в Свободных государственных мастерских. Пав.Дм.Корин, задумав писать картину, оставляет профессорство, посещает университет, изучая серьезно анатомию у проф. Карузина. Чтобы еще более укрепить свои знания в рисунке, он делает ряд копий - фрагментов со знаменитой картины Александра Иванова. Последняя из копий Пав.Дм., совершеннейшая из всех когда-либо с картины Иванова сделанных, обращает на него общее внимание. Ректор теперешней Академии художеств, увидев копию, оценив ее исключительные достоинства, выражает желание ее приобрести для Академии и лишь за неимением свободных средств откладывает это свое намерение. К сознанию необходимости серьезного изучения великих мастеров П.Д.Корин пришел давно. Побывать в Венеции, Флоренции, в Риме для такого индивидуального дарования, как у Павла Дмитриевича, есть насущная необходимость. От Иванова, Брюллова до Бруни Академией вменялось в обязанность молодым художникам перед началом самостоятельной творческой работы сделать копию с одной из картин великих мастеров нашего Эрмитажа, чтобы нагляднее уяснить их высокие технические достоинства, чтобы поднять общий уровень понимания задач искусства. После чего наиболее достойные посылались в Италию. Там, на местах, они знакомились с великими творениями века Возрождения. Будет совершенно справедливо, не связывая художника ничем, дать ему возможность и средства на поездку по Италии, тем более что такие случаи в недавнее время бывали. Во всяком случае, П.Д.Корин по возвращении из-за границы, при отсутствии у нас серьезных руководителей по рисунку, будет очень полезен как совершенно исключительный знаток рисунка и формы вообще, к познанию чего сейчас так заметно стремится наша художественная молодежь.

441. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 25 мая 1927 г.
Вчера был у меня Петр Иванович и передал твое письмо и порассказал о тебе. Что ты поболел, я знал из твоих писем, но что ты постарел - не думал. Подбодрись, - вспомни, какой ты был молодец еще недавно... Письмо твое интересное. Неплохи выписки из Нестерова, да и твои умозаключения не хуже (одобрены Е.П.). И если весь доклад такой же, не ниже, то, полагаю, успех его обеспечен. Однако лучше чтение его отложить до осени, что я и писал тебе в письме, посланном с Ф.Булгаковым (получил ли его?). К моей мысли присоединяется и П.И. Когда будет с тебя рисовать - послушает. Я ему тоже прочел о Сурикове. Доволен, вероятно, тебе расскажет. Вообще пишу с удовольствием. Жаль, что писательская техника плоха, но, думается, ее еще можно развить. Сейчас путешествую вторично по Италии. Приехал в Палермо, получил много писем, между ними от Турыгина, с которым незадолго перед тем примирился в Питере (по письмам в Уфу). Перед тем написал многое, о Васнецове, о Праховых, о П.О.Ковалевском. Славное было время! Не «воспоминали», а действовали, жили...


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "И мы инстинктом поняли, что можно ждать, чего желать и что получить от Перова, и за малым исключением мирились с этим, питаясь обильно лучшими дарами своего учителя... И он дары эти буквально расточал нам, отдавал нам свою великую душу, свой огромный житейский опыт наблюдателя жизни, ее горечей, страстей и уродливостей. Все, кто знал Перова, не могли быть к нему безразличными. Его надо было любить или не любить. И я его полюбил страстной, хотя и мучительной любовью... Перов вообще умел влиять на учеников. Все средства, им обычно употребляемые, были жизненны, действовали неотразимо, запечатлевались надолго. При нем ни натурщик, ни мы почти никогда не чувствовали усталости. Не тем, так другим он умел держать нас в повышенном настроении."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100