На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть третья

428. Е.П.НЕСТЕРОВОЙ
Гаспра, 15 ноября 1926 г.
Сейчас вернулся с утреннего этюда (8 ч. утра), и мне подали твое письмо от 12-го. Спасибо за него. Я не хотел тебе писать сегодня большого письма, хотел написать наскоро открытку с просьбой выслать мне один из виноградовских этюдников, складной, не тяжелый. (Стоит или в спальне под окном, или за сундуком, или в большой комнате за шкафом.) Он мне необходим, чтобы было возможно довести до Москвы сырые этюды. Зашьешь его в холстину или как и отправишь по моему адресу. Пожалуйста. Я чтой-то «раскомпоновался», как говаривал приятель Васнецова - Горшков. Написал два маленьких этюда и не очень плохих. Письмо твое - хорошее письмо, и я такие подробные и обстоятельные люблю получать. Была ли ты на открытии в Румянцевском музее по приглашению, или «так себе», ты об этом не пишешь. [...] Я живу «припеваючи». Хотя погода и не жаркая, солнце бывает не часто, но все же тепло так, что можно ходить без пальто (я не хожу). Чувствую я себя день от дня лучше (сегодня отдали сделать анализ). Сплю и ем вволю, а главное, не треплюсь без нужды. [...] Так как темнеет в пятом часу, то я много читаю. Сейчас с большим интересом читаю стасовскую книгу о Ге. Кроме болтовни самого Стасова, «тузовой», но не противной, там приведены целые страницы из дневников самого Ге, очень интересных, - первая половина жизни (ее и прочел). Он не был поклонником Иванова, все его восторги, молодые и позднейшие, относятся к Брюллову и к Академии его времени. Интересно было бы и тебе это прочесть, а для меня это сверка, как пишут добрые люди свои воспоминания, и вижу, что так же, как и я, где лучше, а где и похуже. Ге, помимо всего прочего, был очень даровит и умен. Еще читаю и тоже интересную книгу Буассье «Археологические прогулки по Риму» (70-е годы). [...]

429. Е.П.НЕСТЕРОВОЙ
Гаспра, 19 ноября 1926 г.
[...] С большим интересом читаю о Ге. Вот незадачливый старик. С большим талантом, умом, начинает огромным успехом (программа и затем «Тайная вечеря»). Потом ряд сильных неудач, и снова успех, хотя и меньший («Петр и царевич Алексей»). После чего сплошные неудачи до конца дней. Сначала он с этими неудачами пробует бороться, а затем, озлобленный, едет в деревню, сходится с Толстым и с ним отводит душу. Смесь ума, таланта, лучших побуждений с озлобленностью, актерством всякого рода, - жаждой популярности во что бы то ни стало. Такой «винегрет» чувств, мыслей хороших и плохих. Все это приправлено «толстовством». В результате - жаль человека, замученного обстоятельствами, ставшими против него на протяжении долгой жизни. Книга Стасова,. как все написанное поклонниками, тенденциозна, преувеличена в похвалах, сумбурна, противоречива, и все же, повторяю, жаль Ге. [...]

430. Е.П.НЕСТЕРОВОЙ
Гаспра, 30 ноября 1926 г.
[...] Написал четырнадцать этюдов, и если бы не они да не здешние горки, на которые я взлетал, - приехал бы к вам «как новенький». Однако и теперь я ничего себе кавалер. Хотя здесь я стал чувствовать свою старость больше, чем сидя на Сивцевом, где за суетой некогда предаваться этим печальным наблюдениям и размышлениям, а здесь на досуге часто думаешь «о суете сует» и о приближающемся часе... Возможно, что выедем вместе с С.М. и тогда не в мягком, а в «курортном» за компанию с ним, что и дешевле будет рублей на 18. Много сейчас пишу. Написал уже о появлении «Пустынника» (на 26-м году), следовательно почти половину своих «воспоминаний» написал уже. Потому считаю половиной, что намерен кончить их 17-м годом, когда мне было пятьдесят пять лет. Местами выходит жизненно, кое-что читал С.М-чу, - нравится очень. Пробую написать о Васнецове (к каталогу), но что-то уж очень умно выходит. Надо бы как будто попроще... а попроще - не выходит. Верно, брошу, - дальше от греха. За что тебе КУБУ так отвалило? что-то не по заслугам будто... Погода прекрасная, хотя листья сильно за три недели облетели. Море же тихое, сияет, блестит, как солнце. Тепло так, что я опять пробыл па солнце более двух часов без пальто. Сегодня опять нет ни одного письма, что за чудо, - сглазили, что ли, моих корреспондентов? День дивный, просто не верится, что завтра у вас в Москве 1 декабря. Здесь похоже больше на август, хороший август. Читала ли ты «Записки» Е.Дашковой? Я сейчас с огромным удовольствием читаю их. Умная была дама и чем-то местами напоминает другую умную даму Наталью Георгиевну. Люблю я эту породу людей, особенно женщин подобного сорта. [...] Завтра, надеюсь, кончится ваше молчание, и я снова начну получать письма. А в субботу часу в третьем и в поход. Хорошо бы было, если бы не было тумана. Может быть, увидал бы из Байдарских ворот панораму южного берега Крыма, такого ласкового для меня в этот раз. [...]


Дальше »

"В картинах Нестерова нет случайностей, все подчинено смыслу, идее. И совсем не случаен тот элемент, который заметил я после многих-многих знакомств с «Видением отроку Варфоломею». Тихий пейзаж без четкой перспективы, мягкие полутона приближающейся осени, придающие всему своеобычную умиротворенность, спокойствие, и только единственное живое существо - подросток - стоит, окаменев от увиденного. Лицо отрока, как и сама природа, в великом спокойствии, но чувствуется за этим покоем мятущийся дух подростка, ненайденность им пути своего к святости, чистоте и добру остро сквозит в сознании отрока Варфоломея. И вот я обнаруживаю для себя новую линию в картине, как второй план в художественной литературе. Рядом с подростком тихая беззащитная елочка, ее зеленый трезубец вершинки не готов еще к будущим бурям, к открытой борьбе за существование, она скромно прячется в увядающей траве и как бы с боязнью озирается окрест, где живет, дышит, движется большой, не осознанный ею сложный мир. За плечами отрока стоит молоденькая, голенастая, тоже не окрепшая березонька, всего несколько зеленых веточек обрамляют ее ствол. Все это - олицетворение молодости, беззащитности, неистребимой тяги к будущему, интересному, неведомому."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100