На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть третья

365. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 20 марта 1916 г.
[...] Ты желаешь знать о художниках «Мира искусства», о их художестве и его ценности. Ладно: есть художник Берггольц из «кимряков», в этом году он вошел в академическою комиссию по покупке картин в музеи. Комиссия в большинстве оказалась «левая», приобрела этого твоего Кустодиева - «Катанье на масленице» в музей. Берггольц остался при особом мнении, написав в протоколе, что «он призван покупать для музеев картины, а не лубки». Августейший президент Академии постановление комиссии утвердила, а особое мнение «кимряка» было истолковано как мнение человека эксцентричного. Ты человек не «эксцентричный», но, однако, не лишенный черносотенных «начал» - и мне, человеку «прогрессивно мыслящему», надлежит тебя просветить... Попробую... Меня нимало не смущали и не смущают искания не только «Мира искусства», сообщества довольно консервативного, но и «Ослиных хвостов», и даже «Магазина» (новое, наилевейшее общество). Не смущает потому, что «все на потребу»... «Огонь кует булат». Из всего самого негодного, отбросов в свое время и в умелых руках может получиться «доброе». Придет умный, талантливый малый, соберет все ценное, отбросит хлам, кривлянье и проч. и преподнесет нам такое, что мы и не подозревая, что это «такое» состряпано из отбросов, скушаем все с особым удовольствием и похвалой. «Мир искусства» - это одна из лабораторий, кухня, где стряпаются такие блюда. Кустодиев, Яковлев Александр - это те волшебники-повара, которые, каждый по-своему, суммируют достижения других, а сами они, быть может, войдут в еще более вкусные блюда поваров еще более искусных. «Лубок» - это принятый до время язык, иногда даже жаргон более понятный или забавный, чтобы быть выслушанным, понятым. Язык Пушкина - это язык богов, на нем из смертных говорят немногие: Александр Иванов, Микеланджело, Рафаэль... Даже такие таланты, как Суриков, прибегали, чтобы поняли их «смертные», - к народному говору - жаргону. Так что ты со своими Вейсами и кимряками был недалеко от «правдочки». И да не смущается твое сердце. Под луной не произошло ничего нового, а жить всякому охота, - и Вейсу, и кимряку, а придут «боги», и, может быть, мы с тобой и впрямь их не поймем, обложим их матерным словом и закричим «распни их». Но не думай, однако, что быть Кустодиевым, притворяющимся рубахой-малым, - так просто. Им, как и Вейсом, надо родиться. Боги же сходят с Олимпа и не болтают, а глаголят!.. Ну, вот тебе и весь сказ! [...]

366. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 27 марта 1916 г.
Вижу, вижу, что старик не скоро уймется! Вынь да положь ему «исходную точку». А того не хочет сообразить, что сколько «ищущих», столько и «исходных точек». И не больно уж много стоит такой искатель, который заранее все знает, что найдет... А ты пристаешь с ножом к горлу... к Кустодиеву - скажи да скажи, что он ищет? И удивляюсь, как он еще не послал тебя к черту с твоим любопытством!.. Ищет он внутреннего удовлетворения жажды красоты, а в чем? - в разном, в красках, в быте. Ищут ее в формах, ищут миллионами путей, через постижение личное, рефлективное - отразительное, головой, сердцем, и «сколько голов, столько и умов», и никакого «канона», тем более никакого «дважды два четыре» в поисках ни у кого нет. [...] Вот ты на Союзе испытал тяжелые минуты - поколебалась твоя твердость, стал одолевать тебя враг рода человеческого - купить или не купить пейзаж Виноградова... сотворил крестное знамение - оставил тебя лукавый, вернулся ты домой цел и невредим, без пейзажа... А бес стал приставать к самарскому купцу-мукомолу, и тот купец не выдержал - купил пейзаж, купил много еще разных картин в Питере, а приехал в Москву - забрался на Донскую и здесь был снова искушаем и купил у Нестерова «Раба божьего» за... 3000 руб. и увез его в Самару, а тот Нестеров с сентября наторговал с осени тысяч на десять. Вот оно что, все это на твоем «философическом языке» называется суетой сует, а по-нашему - все это есть «жизнь» и в ней все на потребу, на потребу и мукомол самарский. Приедет он на Волгу, да музей выстроит, да подарит его народу, и скажут мукомолу люди добрые спасибо, и враг будет посрамлен. Так-то, душа Тряпичкин.

367. Д.И.ТОЛСТОМУ
Москва, 28 марта 1916 г.
Глубокоуважаемый граф Дмитрий Иванович!
Благодарю Вас за письмо Ваше и приложенное при нем заключение о картине моей «Пр. Сергий» реставратора г. Богословского. Мнение специалиста было знать особенно интересно, но, к сожалению, ни объяснение г. Богословским причин порчи картины, ни способ ее сохранения на будущее время не кажутся мне достаточно убедительными, и вот почему: Картины «Пр. Сергий» и «Св. Димитрий царевич убиенный» (прекрасно сохранившийся) начаты и кончены мной одновременно, одновременно они и были выставлены - «Св. Димитрий» на Передвижной выставке, «Пр. Сергий» на выставке «Мир искусства». Писаны обе картины одинаковыми красками, которыми я пишу около тридцати лет, но на разном холсте.


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "И мы инстинктом поняли, что можно ждать, чего желать и что получить от Перова, и за малым исключением мирились с этим, питаясь обильно лучшими дарами своего учителя... И он дары эти буквально расточал нам, отдавал нам свою великую душу, свой огромный житейский опыт наблюдателя жизни, ее горечей, страстей и уродливостей. Все, кто знал Перова, не могли быть к нему безразличными. Его надо было любить или не любить. И я его полюбил страстной, хотя и мучительной любовью... Перов вообще умел влиять на учеников. Все средства, им обычно употребляемые, были жизненны, действовали неотразимо, запечатлевались надолго. При нем ни натурщик, ни мы почти никогда не чувствовали усталости. Не тем, так другим он умел держать нас в повышенном настроении."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100