На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть третья

361. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 29 октября 1915 г.
[...] Не приехал я к вам к 26-му потому, что не до прогулок было, дома дела по горло. В хорошее, ясное утро с 8 ч. стою у картины, к 12,5 совершенно осатанелый, плетусь обедать и пока не набью брюха, все сидят, затаив дыхание. Обед длится десять-двенадцать минут (на «щи» - три мин., на жаркое - пять, да на сладкое - две минуты). Кофе подают в мастерскую и пьется он на ходу, с палитрой в одной руке, с чашкой в другой. Вот оно, дело-то какое! И жить торопимся, и чувствовать спешим. Чтобы не обалдеть окончательно, необходимо принять какие-нибудь меры и числа 10-15 ноября все же придется проехать к вам в Питер. Боюсь, что не пришлось бы ночевать на вокзале с беженцами - так как слышно, что у вас все гостиницы битком набиты. Работа пока клеится - самую подвижную, «буйную» часть толпы написал, - и стану теперь двигаться вправо, к самой «живописной» части картины. Матерьялу хватит до рождества - не больше. И если будущее лето все будет благополучно, постараюсь запастись остальными этюдами и за осень и зиму вчерне картину написать, а потом три - пять месяцев на просмотр и на суд, снова на Голгофу. И восхождение на эту «символическую» гору будет, кажется, на этот раз куда тяжелей, чем восемь лет назад. Всех почти друзей-почитателей за эти годы я сумел растерять, и они теперь встретят меня таким улюлюканьем, завываньем, как самого матерого волка. И такая перспектива заранее вызывает дрожь во всех оконечностях. Давно я слышал поговорку: «не имей 100 рублей, а имей 100 друзей», но никогда она мне не казалась столь верной, как теперь. [...]

362. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 10 ноября 1915 г.
[...] На днях получил письмо от уфимского городского головы и протокол заседания 27 октября Уфимский городской думы, из коих узнал, что земляки почтили меня единогласным постановлением избрать «почетным попечителем» музея, наименовав его моим именем. Кроме того, постановлено как в музее, так и в зале заседаний Городской думы повесить мои портреты. Не надо говорить, что все это мне было приятно и того приятней было бы моим старикам. [...]

1916
363. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 21 февраля 1916 г.
[...] Я живу - хлеб жую - работаю, большая картина двигается, народ все приходит, толпа растет и движется. Обошел ее краской со всех четырех сторон. Осталось больших фигур девять да голов с десяток - да «аксессуары» там разные, и если бы весь этот матерьял у меня был, то, глядишь, к маю или в мае я бы вчерне картину и кончил. Теперь же другое дело, - надо ждать весны - лета, понаписать этюды, и тогда уже кончать. Пока картина во многом меня удовлетворяет, есть жизнь, действие, основная мысль кажется понятной (евангельский текст «Блаженны алчущие и жаждущие правды, яко тии насытятся»). Не удовлетворяет часто меня холст - гипсовый, матовый, он хорош тем, что не чернеет на нем живопись, сколько ни переписывай; но не хорош тем, что живопись на нем несколько тускла (хотя и красива). Вот этот холст да еще кое-какие соображения могут меня заставить, написав, картину, ее «варьировать» на другом холсте. Ну, да это дело отдаленного будущего, а теперь все идет пока ладно. С маленькими картинками и эскизами как-то тут расторговался. Одну продал в Кишиневский музей, туда же пошел эскиз «Три старца» и еще кое-что на сторону, любителям. Приторговывают и еще, да дорожусь - теперь ведь эскизик мой ценится -500-700 рублей, - а разве напасешься столько денег!!.. То ли дело в старину, можно было «хорошего Нестерова» иметь за 50-75 руб. Воюем с Грабарем, что ни день, то заявление в Думу. А Думе этой самой на наши заявления начхать! Однако все же похоже на то, что третьяковское собрание от не третьяковского отделят. Но какие же «монографии» за сим воспоследуют! [...]

364. П.П.ПЕРЦОВУ
Москва, 22 февраля 1916 г.
Многоуважаемый Петр Петрович!
Жена и я благодарим Вас за книги. О Серовых прочли с интересом, хотя и не все там симпатично. Мало симпатична автор книги. Портрет Вл. Соловьева мне весьма пригодился. Работаю много. Собираюсь в Петроград. По приезде оттуда хотелось бы с Вами повидаться.


Дальше »

"Что за вздор, когда говорили, что Нестеров какой-то тип блаженного, поющего псалмы и т. д. - Это господин весьма прилично, но просто одетый, с весьма странной, уродливо странной головой... и хитрыми, умными, светлыми глазами. Бородка желтая, хорошо обстриженная. Не то купец, не то фокусник, не то ученый, не то монах; менее всего монах. - Запад знает не особенно подробно - но, что знает, знает хорошо, глубоко и крайне независимо. Хорошо изучил по русским и иностранным памятникам свое дело, т. е. византийскую богомазы - Речь тихая, но уверенная, почти до дерзости уверенная и непоколебимая. - Говорит мало, но метко, иногда зло; - иногда очень широко и глубоко обхватывает предмет. - За чаем мы начали передавать кое-какие художественные сплетни: он переполошился: "Что ж, господа, соберется русский человек - и сейчас пойдут пересуды!" Что не помешало ему вскоре присоединиться к пересудам и даже превзойти всех злобностью и меткостью. - Говоря о древних памятниках России, очень и очень искренне умилился, пришел в восторг, развернулся. - Я думаю, это человек, во-первых, чрезвычайно умный, хотя и не особенно образованный. Философия его деическая и, может, даже христианская, но с червем сомнения, подтачивающим ее. Не знакомство ли слишком близкое с духовенством расшатало ему веру? Или он сам слишком много "думал" о Боге? А это в наше время опасно для веры! Он ничего не говорил об этом всем - но кое-какие слова, в связи с впечатлением, произведенным на меня его картиной, нарисовали как-то нечаянно для меня самого такой портрет его во мне. Он борется - с чем? не знаю! быть может, он вдобавок и честолюбив. - В Мюнхен послать не захотел: "Что ж, мы будем там закуской, лишней пряностью! Там посмотрят на нас как на диковинку, а теперь только давай диковинки! Нет, я лучше пошлю свои вещи в Нижний, мне интересней, чтоб меня знали мои же!" - "Да ведь Вас никто не понимает, не оценивает! напротив того, я слышу смех и издевательство", - говорю я. "Эка беда, как будто бы успех в публике для художника - не срам скорее? Мне довольно, чтоб меня поняли три, четыре человека - а понять истинно и совершенно мои вещи может только русский ..." (Бенуа А.Н.)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100