На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть третья

357. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 11 февраля 1915 г.
[...] Ваш Петроград на меня на этот раз подействовал целебно... Возвратившись на Донскую, я принялся за новую картинку (перед отъездом из Москвы подготовленную). Вышел, конечно, «шедевр»... Серый, тихий день, берег Волги, вдали леса, Заволжье, а тут на горах - скит, по двору скита идут две сестрицы, сестрицы кровные, а души у них разные - у одной душа радостная, вольная, у другой она сумрачная - «черная». Вот и все... Теперь подожду денька три, примусь за другую картинку, тоже невеличку: «Усталые». Тут тоже девицы. Бредут обе по опушке, - устали они от дум, от таких, как ты, донжуанов. Пожалеть их надо. Вот я их и пожалел... А кто меня-то пожалеет?.. эх, ма! [...]

358. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 18 февраля 1915 г.
[...] Ежедневно и обильно работаю, шедевр выливается за шедевром. На днях кончаю «Усталых» и думаю начать после недельного перерыва - «На земле мир, в человецех благоволение». Тема тоже старая и давно намеченная: где-то на «Рапирной горе», в «Анзерском скиту», на севере, у Студеного моря, живут божие люди, старцы. Вот они сидят трое, ведут тихие речи - перед ними лес, а там за ними светлое озеро, а еще дальше, совсем далеко, голубая мгла - то горы. Мирно, неспешно живут божие старцы. Кругом их в лесу поют птицы, прыгают лесные звери, вот совсем близко выбежала на них лиска - лиса значит. Не боится она старцев, и им она не помеха, смотрят на божию тварь - улыбаются. Таково прекрасно сотворен рай земной, воистину - «В человецех благоволение»!.. Видишь, какая тема давняя и вечно юная - вот и надо около нее походить, а там, если грехам бог дотерпит, и к «Христианам» подойти. Пиши, что и где увидишь, побывай на Союзе, у передвижников и т.д.; и позабыл было тебе сказать два слова о «Девушке», или «Русской Венере» Коненкова. Вот великолепное русское создание! Едва ли не гениальное и, во всяком случае, лучшее, что сделано русским скульптором за громадный промежуток времени. Однако мы и тут верны себе - статуя Коненкова (дерево) еще никем не куплена. Грабарь не берет ее потому, что Коненков «не их прихода». Вот когда тысячи раз пожалеешь, что нет в живых Третьякова и мы живем в безвременье.

359. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 18 сентября 1915 г.
[...] 14 сентября скончалась в Кисловодске Мария Павловна Ярошенко. Она хворала давно (грыжа), жила долго. Она была до последнего времени бодрая, живая, деятельная старуха. Ушел из жизни прекрасный образец женщины-друга, знавшей на своем веку много самых выдающихся людей, бывшей с ними в самых лучших отношениях - Достоевский, Тургенев, Л.Толстой, В.Соловьев, Короленко, Гаршин, Менделеев, Кавелин, Крамской, Ге и все выдающиеся передвижники лучшего времени бывали у них, пользовались их гостеприимством, лаской, участием. Оба Ярошенко были редкой красоты люди. Одним из последних друзей Марии Павловны был покойный митрополит Антоний, очень любивший ее. Умерла М.П., окруженная большой заботливостью. Ольга, которую она особенно нежно (и пристрастно) любила, была около нее в последние дни день и ночь. Я назначен, кажется, одним из душеприказчиков Марии Павловны. Придется ликвидировать ее имение в Кисловодске (его покупают сейчас за 200 000 рублей под санаторий). Картины Ярошенко и его современников пожертвованы покойной в музей, кажется, в Полтаву. Таким образом, не невероятно, что мне придется побывать и в Питере, и в Кисловодске. Вчера в Питер по делам Земского Союза выехал недели на полторы-две Виктор Николаевич Шретер. Он будет у тебя (позвонит тебе) и ты прими его как мной очень любимого человека.

360. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 10 октября 1915 г.
Твое письмо, Александр Андреевич, получил сегодня, сегодня же с утра я начал своих «Христиан», или «Верующих» красками, а потому твое поздравление и пожелание принимаю с особым удовольствием и благодарностью. Приведет ли бог увидать окончание картины - появление ее перед Российской публикой - неведомо, но работаю я с огромным наслаждением. Картина «выношена» до мельчайших подробностей, а к левой (от зрителя) ее половине все матерьялы собраны, и работа должна в этой ее части идти без задержки. Сегодня подошел к пейзажу, осеннему, приволжскому. Люблю я русский пейзаж, на его фоне как-то лучше, яснее чувствуешь и смысл русской жизни, и русскую душу. В левой части картины взята верующая Русь с далеких времен, от князей и царей московских. И, подвигаясь вправо, заканчивается верующими людьми наших дней. «Процесс» христианства на Руси длительный, болезненный, сложный. А слова Евангелия - «пока не будете, как дети, не войдете в царствие небесное» - делают усилия верующих особенно трудными, полными великих подвигов, заблуждений и откровений. [...]


Дальше »

"Что за вздор, когда говорили, что Нестеров какой-то тип блаженного, поющего псалмы и т. д. - Это господин весьма прилично, но просто одетый, с весьма странной, уродливо странной головой... и хитрыми, умными, светлыми глазами. Бородка желтая, хорошо обстриженная. Не то купец, не то фокусник, не то ученый, не то монах; менее всего монах. - Запад знает не особенно подробно - но, что знает, знает хорошо, глубоко и крайне независимо. Хорошо изучил по русским и иностранным памятникам свое дело, т. е. византийскую богомазы - Речь тихая, но уверенная, почти до дерзости уверенная и непоколебимая. - Говорит мало, но метко, иногда зло; - иногда очень широко и глубоко обхватывает предмет. - За чаем мы начали передавать кое-какие художественные сплетни: он переполошился: "Что ж, господа, соберется русский человек - и сейчас пойдут пересуды!" Что не помешало ему вскоре присоединиться к пересудам и даже превзойти всех злобностью и меткостью. - Говоря о древних памятниках России, очень и очень искренне умилился, пришел в восторг, развернулся. - Я думаю, это человек, во-первых, чрезвычайно умный, хотя и не особенно образованный. Философия его деическая и, может, даже христианская, но с червем сомнения, подтачивающим ее. Не знакомство ли слишком близкое с духовенством расшатало ему веру? Или он сам слишком много "думал" о Боге? А это в наше время опасно для веры! Он ничего не говорил об этом всем - но кое-какие слова, в связи с впечатлением, произведенным на меня его картиной, нарисовали как-то нечаянно для меня самого такой портрет его во мне. Он борется - с чем? не знаю! быть может, он вдобавок и честолюбив. - В Мюнхен послать не захотел: "Что ж, мы будем там закуской, лишней пряностью! Там посмотрят на нас как на диковинку, а теперь только давай диковинки! Нет, я лучше пошлю свои вещи в Нижний, мне интересней, чтоб меня знали мои же!" - "Да ведь Вас никто не понимает, не оценивает! напротив того, я слышу смех и издевательство", - говорю я. "Эка беда, как будто бы успех в публике для художника - не срам скорее? Мне довольно, чтоб меня поняли три, четыре человека - а понять истинно и совершенно мои вещи может только русский ..." (Бенуа А.Н.)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100