На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Письма Михаила Васильевича Нестерова

   
» Вступление
» Часть первая
» Часть вторая
» Часть третья - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть четвертая
Михаил Нестеров   

Часть третья

328. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 8 апреля 1911 г.
[...] Мои художественные дела тоже оказались в отвратительном виде: 2 апреля кончил «Путь ко Христу», а 5-го оказалось, что картину придется счищать всю. Она отстает вместе с грунтом слоями (как орнаменты в Абастумане). Надо искать причин в штукатурке или шпаклевке, так как кирпич по анализу не дал и одного процента влаги. Штукатурили два года тому назад помощники Щусева, грунтовал им поставленный подрядчик. Сегодня будет по этому поводу совещание. Завтра будет в церкви вел. княгиня. Вероятно, придется вставить на это место металлическую доску и потратить еще месяца три на повторение. Вот какие дела-то, старичок!

329. П.П.ЧИСТЯКОВУ
Москва, 4 сентября 1911 г. Телеграмма
Поздравляю глубокоуважаемого Павла Петровича пятидесятилетием славной деятельности желаю здоровья долгие годы чем больше живу работаю тем больше чувствую надобность вашей школы.

330. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 22 ноября 1911 г.
[...] Здесь, в Москве, понемногу все оживает, начинают копошиться с выставками. Не знаю, состоится ли выставка «Мира искусства», а «союзники» готовят кое-что хорошее, голову держат высоко... На рождество откроют лавочку, тогда и увидим, как «старое стареет, молодое растет». Из больших художественных новостей самая любопытная - это на днях утвержденный к постройке вокзал Московско-Казанской ж.д. Щусева. Постройка громадная, целая площадь - стоимостью в 2 000 000 р. Проект сделан на конкурс с Шехтелем и каким-то еще немцем, которых Щусев «раскатал» основательно. Постройка будет украшением Москвы и могла бы быть не помехой и в Кремле Московском. Стиля русского, смешанного; вошли и старые соловецкие башни, и стиль Петра I, и Сумбекина башня в Казани, все это очень талантливо, остроумно переработано, вложено много красоты, чудесно применены мозаики - плоскости по белой Сумбекиной башне, забранные мозаикой малахитового цвета с золотым орнаментом вокруг громадных старинных курантов. Черепица, камень белый и вообще тон всей массы предпочтительно белоснежный. Москва «декадентская» и Москва современных «ампирчиков» очень освежится, получив такое вдохновенное сооружение, и оно будет прекрасным дополнением типа гражданской архитектуры к нашей церковке на Ордынке. Готов вокзал должен быть через три года. Теперь у Щусева, кроме Ордынки, два громадных заказа - Странноприимный дом (с церковью) в Италии (Бари) и новый вокзал в Москве, затем ряд меньших работ (церковь Харитоненко, кн. Щербатову - Школьный городок и т.д.), в общем миллиона на три, если не больше. И все это с «моей легкой руки». Хотелось бы, чтобы он с годами перестал быть легкомысленным и самонадеянным, что часто ему вредит и делает его довольно несносным. Работы на Ордынке двигаются, пишу последнюю стену, - а потом все проходить придется, просматривать. Время наступает самое приятное, работается легко, весело. Жаль, что темно и день мал, а то бы, кажется, по ушел из церкви. [...]

331. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 2 декабря 1911 г.
[...] На той неделе мы схоронили Серова, бедняга много трудился, трудился честно и хорошо, и ему была уготована кончина безболезненная. Похороны вышли «демонстративные», на манер Муромцева (и схоронили его на Донском против Муромцева). Гроб провожала огромная толпа, молодежь всю дорогу пела «вечную память»... Но отбрасывая некоторое политиканское кликушество, все же жаль искренне большой здоровый талант, отличного, в лучшем смысле европейского мастера. Серов оставил большую семью - жену и шесть ребят от студента и барышни лет восемнадцати до трехгодовалой девочки. В первый момент казалось, что семья оставлена без гроша (в момент смерти в доме было 50 рублей). Но позднее вышло, что, кроме дачи в Финляндии тысяч в 25, осталось на столько же работ, да друзья в первые дни между собой набрали тоже тысяч 25, а там, глядишь, пенсию выхлопочут тысячи в 172-2 и наберется так годовых тысяч пять, если не больше. С этими деньгами можно будет и ребят поднять... (славная у него жена).[...]

1912
332. А.А.ТУРЫГИНУ
Москва, 16 января 1912 г.
[...] Что тебе поведать про себя, тоже сходящего с ума по-своему... Провел в квартиру телефон, не сегодня-завтра заведу электричество, словом, ряд безумств, одно вероломнее другого. Такое бесшабашное стремление к «новшеству», желание не отстать от века объясняется отчасти тем, что в прошлую неделю неожиданно «хорошо поторговал». Некий Харват из Ниццы купил заглазно за 500 р. вариант одного из эскизов к Великокняжеской церкви.


Дальше »

"Что за вздор, когда говорили, что Нестеров какой-то тип блаженного, поющего псалмы и т. д. - Это господин весьма прилично, но просто одетый, с весьма странной, уродливо странной головой... и хитрыми, умными, светлыми глазами. Бородка желтая, хорошо обстриженная. Не то купец, не то фокусник, не то ученый, не то монах; менее всего монах. - Запад знает не особенно подробно - но, что знает, знает хорошо, глубоко и крайне независимо. Хорошо изучил по русским и иностранным памятникам свое дело, т. е. византийскую богомазы - Речь тихая, но уверенная, почти до дерзости уверенная и непоколебимая. - Говорит мало, но метко, иногда зло; - иногда очень широко и глубоко обхватывает предмет. - За чаем мы начали передавать кое-какие художественные сплетни: он переполошился: "Что ж, господа, соберется русский человек - и сейчас пойдут пересуды!" Что не помешало ему вскоре присоединиться к пересудам и даже превзойти всех злобностью и меткостью. - Говоря о древних памятниках России, очень и очень искренне умилился, пришел в восторг, развернулся. - Я думаю, это человек, во-первых, чрезвычайно умный, хотя и не особенно образованный. Философия его деическая и, может, даже христианская, но с червем сомнения, подтачивающим ее. Не знакомство ли слишком близкое с духовенством расшатало ему веру? Или он сам слишком много "думал" о Боге? А это в наше время опасно для веры! Он ничего не говорил об этом всем - но кое-какие слова, в связи с впечатлением, произведенным на меня его картиной, нарисовали как-то нечаянно для меня самого такой портрет его во мне. Он борется - с чем? не знаю! быть может, он вдобавок и честолюбив. - В Мюнхен послать не захотел: "Что ж, мы будем там закуской, лишней пряностью! Там посмотрят на нас как на диковинку, а теперь только давай диковинки! Нет, я лучше пошлю свои вещи в Нижний, мне интересней, чтоб меня знали мои же!" - "Да ведь Вас никто не понимает, не оценивает! напротив того, я слышу смех и издевательство", - говорю я. "Эка беда, как будто бы успех в публике для художника - не срам скорее? Мне довольно, чтоб меня поняли три, четыре человека - а понять истинно и совершенно мои вещи может только русский ..." (Бенуа А.Н.)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100