На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

   
» Вступление - 2 - 3 - 4
» Часть первая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть вторая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть третья - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
» Часть четвертая - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50 - 51 - 52 - 53 - 54
Михаил Нестеров   

А.А.Русакова. Эпистолярное наследие Нестерова

Искусство и жизненный путь большого русского и советского живописца Михаила Васильевича Нестерова (1962-1942) изучены, может быть, лучше, чем творчество многих других наших художников. В капитальной монографии А.И.Михайлова, в книге И.И.Никоновой, в трудах С.Н.Дурылина, в многочисленных статьях дается полная, вдумчивая, исчерпывающая характеристика не только живописи, но и взглядов, мировоззрения Нестерова. Меньше внимания, естественно, уделяется в работах о художнике его литературной деятельности. А он обладал - наряду с живописным - и подлинным литературным талантом. Широкую известность получила его книга «Давние дни», содержащая блестяще написанные литературные портреты художников, ученых, писателей - современников и - во многих случаях - моделей его живописных портретов, а также отрывки из воспоминаний о детстве, о путешествиях за границу. Это стремление Нестерова выразить себя не только в картинах, но и в слове проявилось - причем с не меньшей, чем в мемуарах, определенностью - и в огромном эпистолярном наследии художника, наследии, которое давно уже служит неисчерпаемым источником для изучения его жизни и творчества.

Нестеров любил и умел писать письма. И хотя много десятков, сотен их утрачено, то, что сохранилось - охватывает почти весь жизненный и шестидесятилетний творческий путь художника. Путь этот - сложный, многотрудный, с высокими подъемами, приносящими радость и удовлетворение, с мучительными исканиями и отклонениями от казалось бы ясной прямой - отражается в письмах Нестерова без поправок, вносимых временем, со всей субъективностью «сегодняшнего» восприятия событий. Внутренний облик Нестерова определялся двумя началами - повышенной эмоциональностью, тонкостью ощущений и восприятий - с одной стороны, и острым, подчас «недобрым» умом аналитического склада - с другой. Эти качества, при умении четко, образно выражать свои мысли, обусловили и характер нестеровского эпистолярного наследия. Оценки, даваемые Нестеровым событиям и людям, книгам и картинам, всегда метки, определенны, часто пристрастны, иногда жестки, даже желчны, он никогда не безразличны. Равнодушие - порок ему ненавистный. Годы, десятилетия, когда пишутся эти письма, вносят коррективы во многие взгляды художника, а в какой-то степени и в его мироотношение. Нельзя забывать, что за шестидесятилетие, отраженное в письмах Нестерова, он превратился из юноши, начинающего художника в зрелого человека, законченного большого мастера и, наконец, в умудренного жизнью и опытом старика, знаменитого живописца. Прожитые годы наложили свой отпечаток на душевную жизнь Нестерова. Поэтому нельзя удивляться иногда резко бросающейся в глаза разноречивости в мнениях художника об одном и том же человеке, одном и том же событии. Так, восторженное отношение к В.М.Васнецову, руководителю и наставнику Нестерова во время работы во Владимирском соборе, сменяется бунтом против его «нелепого террора», затем ироническим отношением к нему как художнику почти официозному и, наконец, по прошествии многих лет, глубоким уважением, когда становится ясным его место и значение в русском искусстве, когда на задний план отступают все мелкие недоразумения повседневности. Так же меняется отношение к блестящей реформаторской деятельности И.Э.Грабаря в Третьяковской галерее - сперва резко отрицательное, а потом - вполне доброжелательное. Такого рода примеров можно было бы привести немало.

При чтении писем Нестерова надо помнить и другое. Крупнейшие художники, выдающиеся люди, с которыми ему приходилось постоянно общаться, со многими из которых он был близок, - виделись ему, естественно, не в исторической перспективе, а в сутолоке текущей жизни. Это во многом объясняет отношение Нестерова к И.Е.Репину как человеку. И поэтому особенно ценно большое письмо Нестерова к П.И.Нерадовскому, написанное после смерти Репина, письмо, в котором он, отметая все мелкое и случайное, дает точную, продуманную характеристику творчества великого русского художника, определяет его значение в русском искусстве. Итак, годы, или, вернее, изменения, происходящие под влиянием времени во взглядах и даже в характере Нестерова, разъединяют его с одними, ранее близкими ему людьми и, наоборот, сближают со многими другими. Сближения эти происходят на различной почве, письма к тому или другому адресату или группе адресатов образуют своеобразные циклы, охватывающие определенные периоды жизни художника, определенные сферы его интересов, различные круги вопросов. Большое, очень важное место в эпистолярном наследии Нестерова (и в настоящей публикации) занимают письма семейные: к родителям - Марии Михайловне и Василию Ивановичу Нестеровым и к сестре - Александре Васильевне. Особенно близок был Нестеров с матерью и сестрой. Много лет спустя, уже пожилым человеком, он расскажет в письме к С.Н.Дурылину (от 6 апреля 1923 г.) о том месте, которое занимала в его жизни мать: «... Мне казалось, да и теперь кажется, что никто и никогда так не слушал меня и не понимал моих юношеских молодых мечтаний, опасений, планов, как она, хотя необразованная, но такая чуткая, жившая всецело мной и во мне - моя матушка». После смерти матери человеком, искренно «радовавшимся радостям» Нестерова и «печаловавшимся его печалям» стала, по его собственным словам, сестра, свидетель пути художника от юношеских до зрелых лет.

Письма к родителям и сестре - искренний и непосредственный разговор с самыми близкими людьми - воспринимаются почти как дневник художника (да и по существу письма Нестерова из-за границы или о судьбе своих картин на передвижных выставках скорее всего напоминают дневниковые записи). Относятся они, главным образом, к концу 1880-х - 1890-м годам, времени превращения Нестерова из безвестного, хотя и подающего надежды юноши живописца в крупнейшего мастера, создателя «Видения отроку Варфоломею» и «Великого пострига», образов Владимирского собора и «Димитрия царевича убиенного». В этом цикле писем нет, или почти нет, рассуждений на отвлеченные темы. Но все крупные и мелкие события жизни Нестерова, встречи с различными людьми, впечатления художественной и общественной жизни этих лет, замыслы и планы находят в них отражение.


Дальше »

Из воспоминаний Нестерова: "Картина моя ученическая готова. Явился и Василий Григорьевич. Мы его окружили и двинулись осматривать по порядку. Многое он хвалил, кое-кому досталось. Дошел черед и до меня. Смотрит Перов внимательно, озирается кругом и спрашивает: "Чья?" Называют мое имя, выдвигают меня вперед еле живого. Взглянул, как огнем опалил, и, отходя, бросил: "Каков-с!" Что было со мной! Я ведь понял, почуял, что меня похвалил "сам Перов", что я дал больше, чем он от меня ждал. Мне больше ничего не надо было, и я незаметно ушел с выставки, чтобы одному пережить то новое, сладостное, что почудилось мне в похвале Василия Григорьевича."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100