На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко

Картины Нестерова. Мир Нестерова. Жизнь Нестерова. Русь Нестерова

"Художникам, видевшим Мадонну впервые, лучше воздержаться от обычной манеры нашей судить картину, как специалисту-живописцу. Лучше отдаться на первый раз непосредственному чувству. Я так и сделал. Я долго оставался в немом созерцании, прислушиваясь к своему (художественному) чувству, как к биению своего сердца. Картина медленно овладевала мной и проникала мое чувство, сознание. Первое, что я сознал,- это ни с чем не сравнимое целомудренное материнство Мадонны. В ней не было и следа тех особенностей итальянских мадонн, сентиментально изощренных, грациозно-жеманных. Проста и серьезна Сикстинская мадонна. Сосредоточенная мягкость, спокойная женственность, высокая чистота души в такой гармонии с прекрасным юным телом. Лицо Сикстинской мадонны - не лик нашей Владимирской божьей матери: Мадонна Рафаэля чисто католический идеал мадонны, а не образ владычицы небесной. С этим нам, православным, русским необходимо с первого же взгляда примириться. Рафаэль писал величайшее свое произведение для католического мира, будучи сам сыном церкви католической. В его Мадонне все сказано для верующего сердца католика. Мы, православные, инаковерующие, можем в этом бессмертном создании Рафаэля отдать ему дань восхищения за то, что он с такой силой, ясностью, в таких чистых, одухотворенных линиях и красках передал нам, да и всему человечеству, на многие сотни лет свою религиозную мечту, мечту миллионов людей".

      
» Картины
» Рисунки

Картины (1-24)  |  Картины (25-44)  |  Картины (45-64)  |  Картины (65-84)  |  Картины (85-108)  |  Картины (109-132)

пейзаж

Весенний пейзаж,
1890-е
Видение отроку Варфоломею

Видение отроку Варфоломею, 1889, эскиз
весна

Ранней весной, 1905

Соловки

Соловки, 1917

Троица

Троицын день, 1881



Призвание на царство

Призвание Михаила Федоровича на царство, 1885

Шутовской кафтан

Шутовской кафтан. Боярин Дружина Андреевич Морозов перед Иваном Грозным, 1885
Домик в Уфе

Домик в Уфе, 1884



Благовещение

Благовещение.
Архангел Гавриил,
1910-1911
Георгий Победоносец

Георгий Победоносец,
1900
Сергий

Юность Сергия. 1891

княгиня Ольга

Святая равноапостольная
княгиня Ольга, 1892
жертва

Жертва приятелей, 1881


интерьер церкви

Интерьер церкви в Абастумане с росписями Михаила Нестерова
художник

Старый художник, 1884


княгиня Яшвиль

Портрет княгини Н.Г.Яшвиль, 1905
Нестерова

Девушка в кокошнике.
Портрет М.Нестеровой, 1885

Христос

Христос у Марфы и Марии, 1908-1911
пейзаж

Пейзаж с избой и мостиком, 1880
Воскресение

Воскресение, 1890

Высоцкая

Портрет Марии Высоцкой,
1880-е
Отечество

Отечество,
1910-1911
Щепкина

Портрет А.М.Щепкиной,
1925
больная

Больная девушка,
1928


следующая страница »

Немного социально-ориентированной рекламы:
•  Только у нас искусственная трава калинка лайм недорого, со скидками. . Конец рекламного блока.

"Что за вздор, когда говорили, что Нестеров какой-то тип блаженного, поющего псалмы и т. д. - Это господин весьма прилично, но просто одетый, с весьма странной, уродливо странной головой... и хитрыми, умными, светлыми глазами. Бородка желтая, хорошо обстриженная. Не то купец, не то фокусник, не то ученый, не то монах; менее всего монах. - Запад знает не особенно подробно - но, что знает, знает хорошо, глубоко и крайне независимо. Хорошо изучил по русским и иностранным памятникам свое дело, т. е. византийскую богомазы - Речь тихая, но уверенная, почти до дерзости уверенная и непоколебимая. - Говорит мало, но метко, иногда зло; - иногда очень широко и глубоко обхватывает предмет. - За чаем мы начали передавать кое-какие художественные сплетни: он переполошился: "Что ж, господа, соберется русский человек - и сейчас пойдут пересуды!" Что не помешало ему вскоре присоединиться к пересудам и даже превзойти всех злобностью и меткостью. - Говоря о древних памятниках России, очень и очень искренне умилился, пришел в восторг, развернулся. - Я думаю, это человек, во-первых, чрезвычайно умный, хотя и не особенно образованный. Философия его деическая и, может, даже христианская, но с червем сомнения, подтачивающим ее. Не знакомство ли слишком близкое с духовенством расшатало ему веру? Или он сам слишком много "думал" о Боге? А это в наше время опасно для веры! Он ничего не говорил об этом всем - но кое-какие слова, в связи с впечатлением, произведенным на меня его картиной, нарисовали как-то нечаянно для меня самого такой портрет его во мне. Он борется - с чем? не знаю! быть может, он вдобавок и честолюбив. - В Мюнхен послать не захотел: "Что ж, мы будем там закуской, лишней пряностью! Там посмотрят на нас как на диковинку, а теперь только давай диковинки! Нет, я лучше пошлю свои вещи в Нижний, мне интересней, чтоб меня знали мои же!" - "Да ведь Вас никто не понимает, не оценивает! напротив того, я слышу смех и издевательство", - говорю я. "Эка беда, как будто бы успех в публике для художника - не срам скорее? Мне довольно, чтоб меня поняли три, четыре человека - а понять истинно и совершенно мои вещи может только русский ..." (Бенуа А.Н.)



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100