На главную             О русском
художнике
Михаиле
Нестерове
Биография Шедевры "Давние дни" Хронология Музеи картин Гостевая
Картины Рисунки Бенуа о нём Островский Нестеров-педагог Письма
Переписка Фёдоров С.Н.Дурылин И.Никонова Великий уфимец Ссылки  
Мемуары Вена 1889 Италия 1893 Россия 1895 Италия, Рим 1908   Верона 1911
Третьяков О Перове О Крамском Маковский О Шаляпине   О Ярошенко
   
» Вступление - 2 - 3 - 4 - 5
» Предисловие
» Глава первая
» Глава вторая
» Глава третья
» Глава четвертая
» Глава пятая
» Глава шестая
» Глава седьмая
» Глава восьмая
» Глава девятая
» Глава десятая
» Глава одиннадцатая
Нестеров   

С.Н.Дурылин о Михаиле Нестерове. Вступление к книге

Автор книги о Нестерове очень осторожен, он скорее только описывает, не анализирует картин, не пытается вскрыть их более глубокого замысла. В чем он действительно? В том, что сила верующих старого типа России - это «святая» страна, которую «царь небесный исходил благословляя», сам «в рабском виде». Тютчевская символика в те годы, последние перед Октябрем, была очень распространена в среде нашей интеллигенции. Но поэтический образ не более чем метафора и никак не истина, не история. Видеть Русь только как царство смирения, не видеть русского подвига в его борьбе за освобождение, не видеть горькой драмы русского крепостничества, не знать, что была Россия царская «тюрьмою народов» (слова Ленина), значило же закрывать глаза на самую большую правду. С.Н.Дурылин толкует последнюю картину Нестерова так, что «если не будете, как дети, не войдете в царствие небесное», и считает, что на картине его все изображенные там русские люди идут бесцельно, все отчуждены. Вряд ли! Образы Нестерова величавы и прекрасны. В двух картинах более поздних лет, носящих уже портретный характер, в «Мыслителе» и в «Философах», М.В.Нестеров показал трагедию обреченных, тех, которые оторвались от народа, почувствовали свое одиночество. Не традиционный «царь небесный» (который вообще в последней большой картине Нестерова отсутствует), а коллектив, народ должен быть, очевидно, воспринят как движущий идеал Нестерова.

Если быть в народе, спасение будет. Мальчик придет в школу... Быть может, и иерарх поднимет свой голос в борьбе за мир. И писатель вспомнит свой долг. А воевода станет Александром Невским и поднимет свой меч на того, кто первый осмелится напасть на нас. Знаменитый, подлинно потрясающий «Александр Невский» советского народного художника Павла Корина возник как продолжение и вывод из образа, данного Нестеровым. Вся последняя часть книги С.Н.Дурылина посвящена портретным работам М.В.Нестерова, выполненным за советское время. Эта часть книги превосходна и не требует от автора введения поясняющих добавлений. Один общий и наиболее важный итог сделать надо именно здесь, в конце введения к книге о большом художнике, написанной его близким другом, часто говорящим словами самого Нестерова. Какое же место занимает он в русской художественной культуре его времени? Какое значение имеет искусство Нестерова для нашей советской художественной действительности? Михаил Васильевич Нестеров был, несомненно, очень большим художником. Величина, масштаб художника, его сила лучше всего переживаются в памяти зрителя по незабываемости образов, созданий художника. Не все, но многие образы Нестерова поистине незабвенны. Это образ старенького «Пустынника» и трогательного до слез мальчика Варфоломея. Это коллективный образ «нестеровской девушки» с ее большими глазами, с ее одухотворенной и все же очень женственной красотой. И это даже многие образы простых русских людей из его поздних больших картин. Это образ русской природы, поэтический, строгий и широкий. Нестеров, несомненно, один из великих русских пейзажистов и, конечно, поразительный портретист. Его галерея портретов деятелей русской советской культуры прекрасна и мудра.

Все это совершенно несомненные заслуги художника. Имя Нестерова останется в истории русского искусства, если и будут разрушены те храмы, на роспись которых тратил художник лучшие годы своей жизни. Эта растрата сил - трагедия и главная причина, почему к неоспоримой художественной силе Нестерова нельзя добавить еще иного - той подлинной общенародной распространимости, популярности, какою пользуются у нас Суриков, Репин, Васнецов или Шишкин из мастеров XIX века, Левитан и Серов - из поколения Нестерова. Снять совершенно с искусства Нестерова «венчики святости», которые так мешали критикам-демократам еще в конце XIX столетия, все же нельзя. Историк скажет: и не надо. Но искусство Нестерова тогда останется в прошлом, а нам хотелось бы, чтобы прекрасный художник был с нами, жил с нами. И это возможно и надо. Мы недостаточно еще знаем Нестерова. Многие из его лучших картин в частных руках. С исключительной, щемящей сердце красотою написаны художником его сказочные «любовные» картины, «Два лада» и другие, подлинно без конца музыкальные. Мы указали на неисчерпанные сокровища ранней книжной и журнальной графики Нестерова. У Нестерова можно и надо учиться нашей художественной молодежи: он, как редко кто другой, в своей живописи умел слить в нерасторжимое единство четкий, чеканно-красивый, безупречный рисунок и ясную, прозрачную светосилу цвета. Он был изумительным декоратором - не театра, а внутренних пространств, по воле истории, не по вине художника ставших сейчас не теми и ненужными. Но свой декоративный дар Нестеров оберегал и в композиции своих картин. Все они без спора красивы в самом лучшем звучании и смысле слова. Представляется, что в совокупности всех этих черт и заключается значение Нестерова в истории русской художественной культуры. Он прошел между различными группами искусства нашей страны. От прошлого развития искусства XIX века он сохранил высокую ответственность художника и человека перед своим долгом, своим народом. Он сберег классически правильный рисунок и сочетал его с красотою новой, светлой живописи «на вольном воздухе». Россию любил он, как любит сын свою мать, жених - невесту. Он во многом был в плену, многого не видел. Но революция ему открыла глаза на труд и на подвиг советских людей. Очень естественно, что старый художник с особой внимательной бережностью изображал и людей своего поколения: великого ученого И.П.Павлова, чудесную художницу Е.С.Крутикову, и младших: скульпторов В.И.Мухину, И.Д.Шадра, живописцев братьев Кориных. Здесь его мудрый опыт протягивал руку настоящему и будущему. Нестеров не умирал и не умрет. Его искусство требовательно и строго, его творческий подвиг прекрасен. Такой книге, как искренняя и правдивая книга о Нестерове его друга С.Н.Дурылина, мы должны быть благодарны.

А.А.Сидоров, профессор, доктор искусствоведения, член-корреспондент АН, заслуженный деятель искусств России.


далее »

Из воспоминаний Нестерова: "Я впервые был на выставке, да еще на какой, - лучшей в те времена!... Совершенно я растерялся, был восхищен до истомы, до какого-то забвения всего живущего, знаменитой "Украинской ночью" Куинджи. И что это было за волшебное зрелище, и как мало от этой дивной картины осталось сейчас! Краски изменились чудовищно. К Куинджи у меня осталась навсегда благодарная память. Он раскрыл мою душу к природе, к пейзажу. Много, много лет спустя судьбе было угодно мое имя связать с его именем. По его кончине я был избран на его освободившееся место как действительный член Академии художеств."



цветок


М.Нестеров © 1862-2014. Все права защищены. Почта: sema@art-nesterov.ru
Копирование материалов - только с согласия www.art-nesterov.ru

Rambler's Top100